06.06.2015     Вторая мировая война >> Бронетанковые подразделения

Батальоны тяжелых танков "Тигр"

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ТАНКОВ «ТИГР»

В годы Второй мировой войны тан­ки «Тигр» состояли на вооружении 11 танковых батальонов вермахта (Heeres schwere Panzer Abteilung 501 – 510 и III тяжелый танковый батальон танкового полка дивизии «Великая Германия») и трех танковых батальонов войск СС (schwere SS Panzer Abteilung 101 – 103). «Тигры» также имелись в наскоро сформированных боевых группах, типа Tigergruppe Meyer, учебных подразделе­ниях (например Tigergruppe Fehrmann). В большинстве своем подобные боевые группы существовали очень непродол­жительное время, не оставив истории ничего кроме факта своего существова­ния и названия. В конце войны были попытки использовать танки «Тигр» в качестве машин управления гусеничны­ми транспортерами со взрывчаткой Borgward B.IV (Sd.Kfz. 301). В 1944 г. на базе 301-го батальона штурмовых орудий был сформирован 301-й тяже­лый танковый (дистанционного управ­ления) батальон. Вместо штурмовых орудий StuG III батальон получил на вооружение танки «Тигр».

 

ОРГАНИЗАЦИЯ ТЯЖЕЛОГО ТАНКОВОГО БАТАЛЬОНА ТАНКОВ «ТИГР», 1942-1944 Г.

1942 г.

"Тигр" раннего выпуска гауптмана Ланге, командира 3-й роты 503-го тяжелого танкового батальона. Зима 1943-44, Россия.

Вначале танки «Тигр» поступали на вооружение отдельных тяжелых танко­вых рот (schwere Panzer Kompanie, sPzKp), которые находились в резерве штабов армий. Рота состояла из трех взводов по три танка «Тигр» в каждом. Таким образом, на вооружении отдель­ной роты имелось девять тяжелых тан­ков. Кроме боевых взводов в роту вхо­дили подразделения обеспечения и тыла. Концепция отдельных подразде­лений тяжелых танков напрямую отра­жала идею Гитлера в отношении боево­го применения таких машин –проламы­вание хорошо укрепленных оборони­тельных позиций противника. Приказ о формировании двух тяжелых танковых рот, sPzKp 501 и sPzKp 502, был отдан 16 февраля 1942 г., за шесть месяцев до начала массового производства танков «Тигр»! Одновременно в Падерборне началось формирование 500-го учебно­го танкового батальона, schwere Panzer Ersatz- und Ausbildung Abteilung 500, получившим впоследствии известность как «Тигр-школа». Батальон формиро­вался как рота, но рота очень быстро стала батальоном, а в августе 1944 г. – учебным полком. «Тигр-школа» постав­ляла на фронт экипажи тяжелых танков до последних дней войны в Европе.

Первоначальная концепция ис­пользования тяжелых танков по ходу действия претерпела существенные изменения в сторону расширения объема возлагаемых на танки задач. В конечном итоге тяжелые танки стали рабочими лошадками сухопутных войск Германии, выполнявшими прак­тически любые оборонительные и наступательные задачи. Помимо тяжелых машин на воору­жении schwere Panzer Kompanie состояли средние танки (десять Pz.Kpfw. III), на которые возлагалась охрана флан­гов главных сил. Очень быстро роту как тактическую еди­ницу признали недостаточно мощной – началось форми­рование тяжелых танковых батальонов в составе двух рот тяжелых танков.

10 мая 1942 г. вышел приказ о слиянии двух существо­вавших тогда тяжелых танковых рот в один тяжелый тан­ковый батальон – schwere Panzer Abteilung 501. Интересно, что формирование 502-го тяжелого танкового батальо­на началось раньше – 5 мая. Третий батальон, schwere Panzer Abteilung 503, начали формировать 25 мая 1942 г. Вплоть до конца 1942 г., когда в части поступили первые тяжелые танки, батальоны буквально оставались «бумаж­ными тиграми». Тем не менее, они успели пройти реорганизацию. Так в августе 1942 г. был переформирован 502-й тяжелый танковый батальон, который теперь стал включать три роты – штабную и две линейных. Штабная рота состояла из двух взводов – взвода связи и легкого взвода. Рота формировалась по штату K.St.N. 1150d. Взвод связи (Nachrichtenzug) должен был иметь на вооружении три командирских тан­ка – два «Тигра» и один Pz.Kpfw. III (5cm). Легкий взвод (leichter Zug) по штату имел на вооружении пять танков Pz.Kpfw. III с длинностволь­ными 50-мм пушками. Тяжелая танковая рота согласно штату K.St.N. 1176d состояла из штаба (Kompanietrupp, один «Тигр» командира роты и два Pz.Kpfw. III) и четырех взводов по два «Тигра» и две «тройки» в каждом. Вскоре на новый штат был переведен еще и 503-й батальон, орга­низация 501-го тяжелого танкового батальона пока не из­менилась. 501-й батальон был переформирован в конце октября 1942 г. Очередные нововведения середины декаб­ря 1942 г. имели «косметическую» природу.

13 ноября 1942 г. началось формирование трех тяжелых рот в войсках СС. Структура рот войск СС была полностью идентична структуре тяжелых танковых рот вермахта.

В декабре 1942 г. началось формирование очередной вооруженной «Тиграми» части – 504-го тяжелого танково­го батальона.

1943 г.

В начале 1943 г. произошли драма­тические изменения в организации под­разделений тяжелых танков. Тщательно изучались все «за» и «против» суще­ствования отдельных тяжелых танковых подразделений, неоднократно перепи­сывались старые и создавались новые организационные штаты. Анализ пер­вых боевых уроков, полученных 502-м тяжелым танковым батальоном на Вос­точном фронте, показал желательность исключения из состава боевых рот средних танков и увеличения количе­ства тяжелых машин в роте до 14, вза­мен выведенных за штат Pz.Kpfw. III.

Колонна танков

Колонна танков "Тигр" раннего выпуска. Остановка для мелкого ремонта.

После формирования трех отдель­ных тяжелых танковых батальонов рас­сматривался вопрос о включении их в состав танковых дивизий, по батальо­ну на дивизию. Подготовка к переводу панцердивизий на новой штат с вклю­чением тяжелого танкового батальона активно велась в январе-феврале 1943 г., но решение принято не было прежде всего из-за ожесточенного сопротивле­ния командиров батальо­нов «Тигров». Батальоны сохранили статус от­дельных.

17 января 1943 г. началось форми­рование 504-го тяжелого танкового ба­тальона. Батальон предназначался для отправки в Северную Африку. На воо­ружение штаба и двух рот батальона поступили 20 «Тигров» и 25 средних танков Pz.Kpfw. III. Вскоре батальон был отправлен в Тунис.

13 января 1943 г., вслед за формиро­ванием тяжелых танковых рот С, нача­лось формирование еще одного «элит­ного» подразделения – 13-й тяжелой тан­ковой роты танкового полка «Великая Германия». Рота формировалась на основе 3-й роты 203-го танкового полка. Окончательно рота была сформирована по штату K.St.N. 1176d Ausf. В – штаб и четыре танко­вых взвода – 9 танков «Тигр» и десять танков Pz.Kpfw. III. Позже переименованная в 9-ю, эта рота стала ядром тя­желого танкового батальона панцерполка «Великая Германия».

24 января 1943 г. – дата формирования пятого по счету тяжелого танкового батальона – schwere Panzer Abteilung 505. Ба­тальон также формировался по утвержденному в декабре 1942 г. штату: 20 «Тиг­ров» и 26 Pz.Kpfw. III. На фронт батальон отправили в начале апреля.

5 марта 1943 г. был введен новый организационный штат тяжелого танко­вого батальона: K.St.N. 1150 для штаб­ной роты и K.St.N. 1176е для боевых рот. Согласно этому штату на вооруже­нии батальона оставались только тяже­лые танки «Тигр», хотя командиры ба­тальонов считали необходимым иметь еще и средние Pz.Kpfw.III, поскольку «Тигры» не всегда могли выполнять по­ставленные задачи хотя бы по причине своей ограниченной проходимости. Кроме того, средние танки обеспечива­ли тяжелым выполнение основной бое­вой задачи. Согласно новому штату в штабной роте оставалось всего три тан­ка, зато – все «Тигры», в том числе два в командирском варианте. В состав штаб­ной роты вводился разведывательный взвод, имевший на вооружении полугусеничные бронетранспортеры SD.Kfz. 250. В роте теперь по штату K.St.N. 1176е насчитывалось 14 «Тигров» - два в штабе роты и по четыре в каждом из трех взводов. Всего на вооружении по­лагалось иметь 45 тяжелых танков, в то время как согласно прежнему «смешан­ному» штату на вооружении батальона находилось 46 танков.

Реорганизация тяжелых танковых батальонов началась буквально на сле­дующий день после введения новой организационно-штатной структуры.

Приказом от 6 марта 1943 г. в состав 501-го батальона вводилась 3-я рота, приказом от 20 марта 3-я рота вводилась в состав 504-го батальона. 13 апреля 3-я рота появилась в составе 505-го бата­льона. 10 февраля 2-я рота 503-го бата­льона стала 3-й, новая 2-я рота начала формироваться 1 апреля.

Тяжелая танковая компонента панцергренадерской дивизии «Великая Гер­мания» также была переформирована и развернута до уровня батальона. 1 июля был сформирован III батальон танково­го полка «Великая Германия»; в него вошли 13-я тяжелая танковая рота (она стала 9-й ротой), 3-я рота из 501-го тяжелого танкового батальона (стала 10-й ротой) и 3-я рота из 504-го тяжелого танкового батальона (стала 11-й ротой). Вслед за реорганизаций существо­вавших тяжелых танковых батальонов началось формирование новых – 8 мая 3-й батальон 33-го танкового полка был преобразован в 506-й тяжелый танковый батальон. 9 сентября фактически зано­во началось формирование 501-го тяжелого танкового батальона, ядром бата­льона послужило то, что от него уцеле­ло в пекле Восточного фронта. Одновре­менно формировался 509-й тяжелый танковый батальон. Через две недели началось формирование еще двух час­тей: 23 сентября - 507-го (на базе I бата­льона 4-го танкового полка) и 25 сен­тября - 508-го (на базе остатков 8-го тан­кового полка) тяжелых танковых бата­льонов. Разгромленный союзниками в Африке и на Сицилии 504-й тяжелый танковый батальон начали воссоздавать 18 ноября на основе 18-го танкового ба­тальона. Вновь сформированные 506-й и 508-й тяжелые танковые батальоны прибыли на Восточный фронт соответ­ственно в сентябре и ноябре.

Колонна танков

Колонна танков "Тигр" "африканской модели" раннего выпуска. Танки остановились на осмотр. Тунис, 1943.

В SS-Furungsshauptamt (SS-FHA) пo опыту вермахта 22 апреля было приня­то решение о формировании собствен­ных тяжелых танковых батальонов. В отличие от вермахта, где тяжелые тан­ковые батальоны придавались армиям, в войсках СС такие батальоны находи­лись в подчинении штабов корпусов. Первый тяжелый танковый батальон СС был придан I танковому корпусу СС. В июне I корпус переименовали во II SS Panzer Corps, а в июле началось форми­рование нового I корпуса – I SS Panzer Korps Leibstandarte SS Adolf Hitler. В со­став корпуса включили второй тяжелый танковый батальон СС, формирование которого началось 19 июля в Зеннелагере. Вскоре рота «Тигров» была изъя­та из состава дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и переведена в состав формируемого корпуса с тем же названием, что и дивизия. Ранее рота (батальон) именовалась (schwere) SS Panzer Abteilung 13 - стала 2/schwere SS Panzer-Abteilung Gen. Kdo. I. SS-Panzer-Korps Leibstandarte SS Adolf Hitler, 2-я рота тяжелого танкового ба­тальона СС штаба 1 танкового корпуса СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».

22 ноября все части танковых кор­пусов СС изменили номера – 100 плюс номер корпуса. Тяжелые танковые ба­тальоны I и II танковых корпусов СС получили номера 101 и 102.

Неделей позже на фронт в составе I корпуса были отправлены 1-я и 2-я рота 101-го тяжелого танкового батальона.

1 июля в баварском учебном центре Графенвохр началось формирование 2-го батальона 11-го танкового полка СС. Танков батальон получить не успел – в августе его отправили для борьбы с партизанами в Югославию.1 ноября часть переименовали в 103-й тяжелый танковый батальон СС, в Юго­славии он оставался до начала 1944 г. Только тогда ситуация на Балканах по­зволила вывести батальон из боев для укомплектования танками в качестве действительно третьего тяжелого танко­вого батальона войск СС.

В ноябре произошли очередные кос­метические изменения организационно-штатной структуры, учитывающие по­явление танков «Тигр II». В целом же, принятая 5 марта 1943 г. организаци­онно-штатная структура (штаб, три роты, 45 «Тигров») оставалась неизменной до конца войны.

1944 г.

1 июня 1944 г. некоторые подразде­ления тяжелых танков были реоргани­зованы в так называемые «freie Gliederung», части «свободного форми­рования», согласно штатам K.St.N 1107b (f.G.) для штаба и K.St.N 1176b (f.G.) для рот тяжелых танков. Штаб по штату K.St.N 1107b (f.G.) включал вместо взво­да связи взвод управления (Gruppe Fuhrer, три «Тигра», включая два коман­дирских). В случае реорганизации ба­тальона в freie Gliederung формирова­лись роты двух типов – Ausf. А и Ausf. В. В роге Ausf. А имелись взвод управ­ления (два «Тигра») и три взвода по че­тыре «тигра». Рота Ausf. В являлась подразделением дистанционно управля­емых танков: 14 «Тигров» и 36 радио­управляемых самоходных носителей взрывчатых зарядов. Первым в конце 1944 г. согласно freie Gliedcrune был реорганизован 501-й тяжелый танковый батальон, тогда же батальон получил «Королевские Тигры».

В день высадки союзников в Нор­мандии, 6 июня 1944 г., началось фор­мирование последнего, 11-го, тяжелого танкового батальона вермахта – 510-го. Уже в июле этот последний полноцен­ный батальон «Тигров» был отправлен на Восточный фронт.

В конце 1944 – начале 1945 г.г. изме­нилась нумерация тяжелых танковых батальонов вермахта и войск СС. 101-й, 102-й и 103-й тяжелые танковые ба­тальоны СС стали 501-м, 502-м и 503-м. В вермахте 27 ноября 1944 г. 501-й тяжелый танковый батальон стал 424-м, 20 декабря изменился номер 503-го тяжелого танкового батальона, теперь он именовался schwere Panzer Abteilung Feldhermhalle (sPzAbt FHH). 5 января 502-й тяжелый танковый батальон был переименован в schwere Panzer Abteilung 511.

В начале 1944 г. были сформирова­ны три роты дистанционно управляе­мых танкеток. В роту входили взвод управления (два «Тигра») и три боевых взвода по четыре «Тигра» и по девять радиоуправляемых танкеток Borgward В.IV (Sd.Kfz. 301) с взрывчатыми зарядами. Кроме того в роте имелся еще «взвод замены» - девять танкеток Borgward В.IV. Ни одна из этих рот не использовалась по своему прямому на­значению, их в короткий срок передали на пополнение тяжелых танковых бата­льонов. Пос­ледним и самым крупным формирова­нием «Тигров» в комбинации с самоход­ными минами стал schwere Panzer Abteilung 301. Это был 301-й танковый (дистанционно управляемый) батальон, перевооруженный «Тиг­рами» после вывода с фронта 19 авгус­та 1944 г.

 

НЕУДАЧНЫЙ ДЕБЮТ

При доставке на фронт первых «Тигров» не обошлось без инцидентов. На одном танке поломалась трансмис­сия, но ее не стали чинить в надежде отремонтировать поломку уже на месте, в России. Ранним утром 29 августа 1942 г. эшелон с платформами, на которых стояли укутанные брезентом секретные танки прибыл на станцию Mгa. Танк Маркера пошел в бой сразу же, как толь­ко закончилась разгрузка. «Тигр» пошел по изрытому снарядами полю, чтобы поддержать огнем своей пушки атаку немецкой пехоты. Прежде чем танк Маркера сделал первый выстрел, сломались трансмиссии еще у двух «Тигров». В пункт назначения своим ходом прибыл, таким образом, единственный танк. Как оказалось – зря: атаку отложили. Ночью подошел ремонтно-эвакуационный взвод. Под сильнейшим артиллерийско-минометным огнем на следующий день ремон­тники отбуксировали два сломанных танка об­ратно на станцию Мга, где имелись железнодорожные мастерские. Цена буксировки – один убитый унтер-офицер из ремонтного взвода и 15 убитых пехотинцев.

Сломанные детали трансмиссии самолетом доставили на завод фирмы Майбах в Германию. Ремонт «Тигров» продолжался до 15 сен­тября. В этот день экспериментальное подразде­ление «Тигров» вновь обрело боеспособность.

"Тигр" с бортовым номером 132 движется по равнине в Тунисе

16 сентября пять танков 1-й роты 502-го тя­желого танкового батальона снова пошли в бой. Примерно в пять часов вечера «Тигры» напоро­лись на замаскированный полевой укрепрайон противника. Огнем танковых орудий удалось разрушить несколько укреплений. Снаряды со­ветских пушек толстую броню тяжелых панков не пробивали. Перестрелка продолжалась пол­часа. В наступающих сумерках командир тан­ков принял решение покинуть опасный район до наступления темноты. «Тигры» благополучно отошли, потерь танкисты не понесли. Этот бой заставил экипажи пре­одолеть неверие в свои машины, связанное с постоянными поломками, преследовавшими танки в первые дни пребыва­ния во фронтовых условиях. Теперь техника функциониро­вала безотказно, пушки продемонстрировали свою эффектив­ность, а броня – надежность. Ни один снаряд, выпущенный из советских противотанковых пушек, не пробил броню, хотя прямые попадания были. Теперь следовало испытать тяже­лые танки в настоящем бою, а не в артиллерийской дуэли с пушками противника.

Великий день наступил 21 сентября, когда 1-ю роту при­дали 170-й пехотной дивизии. Когда майор Маркер узнал о предстоящем задании, его возмущению не было предела. Командира поддержали все офицеры роты. Майор требовал отменить приказ о прикомандированию к пехоте, не понимая, зачем его новейшие танки загнали на богом забытый участок фронта. Бесполезно. Место, куда были направлены четыре «Тигра» и один Pz.Kpfw. III выбрал лично Гитлер. При всем желании он вряд ли смог бы выб­рать более не подходящую для использования тяжелых тан­ков местность: болота, единственная твердая почва – узкая извилистая дамба протяженностью несколько километров, окруженная с обоих сторон лесом.

Маркеру оставалось только выполнять приказ. 22 сентяб­ря он повел свои танки вперед. Как он и предполагал, дамба простреливалась с обеих сторон, а болота лишили танки воз­можности маневра. Вскоре Pz.Kpfw. III остановился, блоки­ровав дорогу. После этого, наткнувшись на сильный огонь про­тивотанковых пушек, встали и «Тигры». Один «Тигр» попы­тался объехать горевший Pz.Kpfw. III, но застрял в грязи. Маркер решил таранить горящий танк в надежде сбросить его с дороги. Ему это удалось. Между тем, обстрел усилился. 45-мм снаряды в общем-то не могли причинить особого вреда «Тиграм», требовалось точное попа­дание в уязвимое место. И тут «Тиграм» не повезло. По иронии судьбы снаряды «сорокапяток» поразили главные «козы­ри» тяжелых танков – 88-мм пушки KwK-36. За несколько минут пушки трех из четырех «Тигров» вышли из строя из-за попаданий в их стволы 45-мм снарядов. «Тигры» остались безо­ружными!

Один за другим «Тигры» останав­ливались, подбитые или завязшие в гря­зи при попытке развернуться. Танк Мар­кера находился далеко впереди насту­пающей немецкой пехоты. Очередной снаряд попал в танк – двигатель заглох и не запускался. Как потом выяснилось, оказался поврежденным электрогенера­тор. Смысла сидеть в подбитом танке не оставалось не малейшего. Командир батальона отдал экипажу приказ поки­нуть танк и возвращаться назад пешком. Атака пехоты захлебнулось в море огня.

Больше в этом месте немцы уже не ата­ковали. Все подбитые «Тигры» превра­тились в долговременные огневые точ­ки. Чудо техники сере­дины XX века по прихоти Гитлера ста­ло простым укрытием для пехотинца с винтовкой или автоматом в руках. Выс­шее командование вермахта отдало при­каз вытащить поврежденные машины в тыл любой ценой. Под прикрытием ар­тогня ремонтники сумели отбуксиро­вать в тыл три «Тигра». Один монстр завяз настолько плотно, что его не стро­нули с места три связанных цугом 18-тонных тягача.

26 сентября люди Маркера отбыли с фронта в Фаллингбостель. Уже 30 ок­тября, согласно рапортам в штаб сухо­путных войск Германии, в 1-й роте 502-го тяжелого танкового батальона име­лось девять танков «Тигр» и 18 Pz.Kpfw. III (девять Pz.Kpfw. Ill Ausf. M с 75-мм пушками длиной 24 калибра и девять Pz.Kpfw. III Ausf. J с 50-мм пушками длиной 60 калибров).

1 ноября Маркер вместе с ремонт­ной ротой майора Скултитуса предпри­нял очередную неудачную попытку вы­тащить подбитый «Тигр». Оба команди­ра доложили о невозможности эвакуа­ции танка. Через две недели сверху спу­стили ценное указание: не можете вы­тащить – тогда взорвите!

21 ноября Маркер был вызван в став­ку Гитлера. Геринг, Иодль и компания устроили боевому офицеру выволочку. Тем не менее Маркер сумел доказать всю дурь «бриллиантового» плана про­верки боевых качеств «Тигра». Майор легко отделался - его сослали команди­ром II батальона 31-го танкового полка 5-й панцердивизии. Маркер уже был представлен к присвоению очередного воинского звания, но после Мги звание задержали, а потом стало поздно: май­ор погиб 22 февраля 1943 г.

24 и 25 ноября механики сняли с под­битого «Тигра» все полезное, что мож­но было утащить на себе. Вечером 25 ноября в танк заложили взрывчатку. Утром в куче железа нельзя было уз­нать танк.

Боевой дебют танка «Тигр» вышел провальным и, мало того, еще и обиль­но политым кровью немецких солдат. За такое начало боевой карьеры тяжелого танка несут персональную ответствен­ность Гитлер и высшее командование вермахта.

 

РЕВАНШ «ТИГРА»

Столь неудачное начало боевой карьеры танка «Тигр» (ответственность за которое лежит не на людях и технике, а на военно-политическом руководстве Рейха) отнюдь не обесценивает боевых качеств данной машины. В последующих сражениях Второй мировой войны «Тигры» сыграли немаловажную роль, в какой-то мере сумев отсрочить конец нацистского режима.

На момент своего появления «Тигр» не имел достойного конкурента по боевой мощи ни среди советских танков, ни среди танков союзников. Весьма неплохо «Тигры» проявили себя в сражениях на Курской дуге. Так, за 50 дней боев два тяжелых танковых батальона, где было сосредоточено 2/3 находившихся на Курском выступе «Тигров», – 503-й и 505-й – потеряли всего 19 танков этого типа.

Лишь с появлением на Восточном фронте в середине 1943 г. – начале 1944 г. тяжелых советских танков ИС-2 и самоходок СУ-152 «Тигры» начали утрачивать свое превосходство. Тем не менее, были случаи, когда «Тиграм» удавалось брать верх  даже над столь грозным противником. Например, в бою 12 января 1945 г. «Тигры» из 507-го тяжелого танкового батальона уничтожили 22 танка ИС-2.

Всего в боях на Восточном фронте принимали участие примерно 1000 танков «Тигр», уничтоживших порядка 8000 советских танков различных типов.

Что касается англо-американских союзников, то до самого конца войны в их сухопутных войсках не имелось боевых машин, способных противостоять «Тиграм». Случаи массовых потерь бронетехники союзников при столкновениях с «Тиграми» не были редкостью. Например, в сражении в районе Кассеринского прохода, Тунис, длившемся с 14 по 22 февраля 1943 г. 11 танков «Тигр» 1-й роты 501-го тяжелого танкового батальона уничтожили 15 американских танков, не понеся потерь. Всего же в этом сражении было уничтожено 44 американских танка.

В целом же, воевавшие в Тунисе 501-й и 504-й тяжелые танковые батальоны оказали значительное влияние на ход боевых действий. 20-24 апреля, незадолго до окружения германских войск в Тунисе, экипажи «Тигров» из кампфгруппы «Зейдстикер» в ходе ожесточенных боев уничтожили 75 танков противника.

Поэтому союзникам приходилось делать ставку на авиацию, которая вела охоту на немецкие тяжелые танки с воздуха. Погодные условия в Западной Европе и Северной Африке в большей степени способствовали действиям авиации, тогда как на Восточном фронте часто стояла низкая облачность, не позволявшая эффективно применять самолеты.

 

ТАКТИКА «ТИГРОВ»

Первые «Тигры» использовались, что называется, вслепую, каких бы то ни было тактических наставлений по при­менению тяжелых танков тогда не су­ществовало. Единственный руководя­щий документ, который имели в своем распоряжении командиры «Тигров» - Приказ № 87/42 General der Schnellen Truppen, датированный 10 февраля 1942 г. Документ, принятый за полгода до сборки прототипов «Тигра» Хеншеля и Порше содержал очень расплывчатые рекомендации по применению тяжелых танков вообще. В нем ничего не гово­рилось о конкретных тактических при­емах на реальном поле боя.

"Тигр" с бортовым номером 732 - на фоне древних римских руин

Опыт первых шести месяцев ис­пользования танков «Тигр» на фронте был обобщен в документе Merkblatt 47a/29 «Подготовка и использование тяжелых танковых батальонов». 20 мая 1943 г. было издано наставление H.Dv.470/7 «Рота средних танков». Тем не менее, по-прежнему не существовало отдель­ного наставления для командного соста­ва тяжелых танковых рот и батальонов, словно тактика использования тяжелых танков ничем не отличалась от приме­нения танков средних.

Согласно наставлению отмечались большая огневая мощь, хорошая бронезащпта и высокая проходимость (даже в зимнее время) материальной части тяжелых танковых рот. Тяжелый танко­вый батальон идеально подходил для прорыва хорошо укрепленной полосы обороны противника и для борьбы с бронетехникой на дальних дистанциях.

Тяжелые танковые роты могли ис­пользоваться отдельно от тяжелых тан­ковых батальонов как мобильный ре­зерв армейского уровня для прорыва обороны и глубоких рейдов в тыл про­тивника.

В состав каждого тяжелого танково­го батальона входило ремонтное подраз­деление – рота, организованная по шта­ту K.St.N. 1187b. Только в этих ротах имелась техника, необходимая для эва­куации подбитых тяжелых танков с поля боя в тыл для ремонта. Все другие типы танков сухопутных войск Германии мог­ли быть отбуксированы и отремонтиро­ваны силами других подразделений. Лишь «Тигры» нуждались в специальной технике и специальных ремонтно-эвакуационных формированиях. Замену дви­гателя можно было произвести установ­ленным на грузовике краном, демонтаж башни – только специальным 15-тонным П-образным краном. Таких кранов нигде кроме ремонтных рот тяжелых танковых батальонов не имелось.

Ремонтная рота включала эвакуаци­онный взвод (18 тягачей Sd.Kfz.9, лишь сцепленных цугом три таких тягача мог­ли буксировать «Тигр») и ремонтного подразделения. Рота была загружена работой постоянно. К примеру, за два месяца с 22 июня по 21 августа 1944 г. ремонтная рота 502-го тяжелого танко­вого батальона (в этот период батальон действовал в Прибалтике) отремонтиро­вала 102 танка «Тигр». По штату в ба­тальоне имелось 45 «Тигров», таким образом, каждый танк побывал в ремон­те за два месяца минимум дважды! По­мимо танков, рота осуществляла ремонт другой техники батальона: тягачи ре­монтировались за этот же период 41 раз, грузовые автомобили - 35 раз, бронеав­томобили - 44 раза, мотоциклы 10 раз. Кроме того, было отремонтировано 11 пулеметов MG-34 (хорошо еще, что на вооружении батальона состояли обыч­ные пехотные MG-34, в случае MG-34S или MG-34/41 работы могло быть гораз­до больше) и 21 танковая пушка. Радио­механики за это время 80 раз ремонтиро­вали танковые радиостанции. Эвакуаци­онный взвод буксировал «тигры» 144 раза – каждый танк, как минимум, триж­ды. Ремонтная рота батальонного уров­ня считалась «госпиталем» для «Тиг­ров», мелкий и средний ремонт произ­водился на уровне рот, ремонтными взводами. Ремонтные взводы за те же два месяца отремонтировали еще 26 танков. Из 128 случаев ремонта за двухмесячный период, чаще всего ра­ботали с двигателями (55 раз), затем шли – ремонт трансмиссий (41 раз), ходовой части (32 раза). В 22 случаях требовался ремонт корпуса из-за бое­вых повреждений брони. За этот пе­риод 12 «Тигров» списали: три взорваны из-за невозможности буксировки, восемь сгорели в результате попа­даний снарядов, один подбитый танк остался на контролируемой противни­ком территории; еще 21 танк получил тяжелые повреждения.

Тяжелый танковый взвод (Zug) имел на вооружении четыре «Тигра». Взвод делился на два полувзвода (Halb-Zug). Командир взвода (Zugfuhrer) непосред­ственно командовал первым полувзво­дом, заместитель командира взвода – вторым полувзводом. Взвод являлся ос­новной тактической единицей тяжелой танковой роты.

Большое внимание уделялось развед­ке маршрутов передвижения тяжелых тан­ков, по причине огромной массы и значи­тельных габаритов «Тигра». На стадии планирования марша изучались все воз­можные документы – от аэрофотоснимков до топографических карт. Колонны «Тиг­ров» никогда не смешивались на марше с колоннами другой техники. Рухнувший под тяжелым танком мост (что случалось сплошь и рядом) мог напрочь заблокиро­вать передвижение других частей и под­разделений.

При совершении ночных маршей на броне находились наблюдатели из числа членов экипажа. Днем также выделял­ся наблюдатель, но с другой целью. Но­чью наблюдатель был «глазами и уша­ми» механика-водителя, днем – наблюдал за воздушным пространством. При совершении длительных маршей делались остановки для осмотра техники, первая – через 5 км марша, в последую­щем – через каждые 10-15 км. Оптимальная скорость движения 10-15 км/ч днем и 7-10 км/ч ночью.

Шум двигателей «Тигров» ни с чем нельзя было спутать, поэтому против­ник достаточно легко мог установить передислокацию подразделений тяже­лых танков. При выдвижении «Тигров» к передовой приходилось учитывать скорость и направление ветра, прини­мать меры акустической маскировки, например, проводить марши под при­крытием артиллерийской канонады или летающих на малых высотах самолетов.

В конечной точке марша тяжелые танки первым делом заправляли, чтобы восполнить расход горючего на марше. Тяжелые танки выдавал не только гул двигателей, но и характерные следы широких гусениц. Превентивные меры против воздушной разведки противни­ка - № 2 в повестке дел, после прибы­тия танков в конечный пункт маршру­та: заметание на дороге следов от гусе­ничных траков. Если «Тигры» прибы­вали в конечный пункт днем, то танки немедленно рассредоточивали.

Основные козыри танков «Тигрв» в бою – мощная пушка, толстая броня и высо­кая подвижность. Баллистика пушки по­зволяла экипажам «Тигров» поражать вражеские танки, оставаясь не досягае­мыми для ответных снарядов. Первые успехи «Тигров» породили миф об их неуязвимости и способность в одноча­сье решить ход боя. Многие командиры вермахта уверовали в этот миф. Эта вера дорого обошлась танкистам. «Тигры» стали бросать на передовую взводами, полувзводами и даже одиночными танками без прикрытия пехотой. В резуль­тате росли потери материальной части танковых батальонов. На «Тиграх» кон­центрировался огонь артиллерии, танков, самоходок и даже пехоты противника.

В состав боекомплекта к 88-мм пуш­ке KwK-36 входило эффективное противопехотное средство – осколочный снаряд Sprenggranate L/4,5. Даже один «тигр» мог остановить волну атакую­щей советской пехоты. Тем не менее, сам «Тигр» нуждался в пехотном при­крытии, а также – в пространстве для маневра. В то время как многие общевойсковые командиры отводили тяжело­му танку роль подвижной огневой точ­ки. Сам по себе факт присутствия «Тигров» оказывал огромное мораль­ное влияние на германскую пехоту. Моральный фактор вступал в проти­воречие с критериями боевой эффек­тивности. Наибольшую пользу сво­ей пехоте тяжелые танки могли при­нести, оставаясь в ближнем тылу на хорошо подготовленных огневых по­зициях. В этом случае «Тигры» име­ли наиболее выигрышную тактичес­кую ситуацию: внезапный огонь с за­маскированных позиции, возмож­ность смены заранее подготовленных позиций, сведенный к минимуму риск поражения танков apтогнем или авиа­цией противника; немаловажный фактор - между танками и противником находилась собственная нехота - можно было не опасаться ручных гранат. Зато в тылу «Тигры» не видела соб­ственная пехота. «Тигры» на передо­вой пехота видела, ее боевой дух от этого поднимался, но танкисты разом теряли все тактические преимуще­ства, взамен приобретая массу про­блем. Чаще всею выбор позиции на­ходился не в руках танкистов.

© Контент подготовлен для сайта «Войны XX века» http://war20.ru по материалам серии брошюр «Военные машины. Тигр». При копировании контента, пожалуйста, не забудьте поставить ссылку на страницу-первоисточник сайта «Войны XX века».

Смотрите также:

Факт

В 1945 г. американцы не имели бомбардировщиков, способных нести атомные бомбы. Для этих целей было переоборудовано 15 тяжелых бомбардировщиков B-29, при этом с них пришлось снять все бронирование и оборонительное вооружение...

Понравился материал? Поддержите наш сайт!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
 
 
 
Танковый ас Виттман Первая мировая Лейбштандарт СС Противотанковые средства Первая САУ Стрелковое оружие Берлинский гарнизон Торпедоносцы Винтовки Второй мировой Малыш и Толстяк Хиросима Вторая мировая
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha