01.06.2015     Тяжелое вооружение и боевая техника >> Танки и штурмовые орудия

Тяжелый танк "Тигр"

Танк "Тигр" из 505-го тяжелого батальона. На бортах танка закреплена колючая проволока - для защиты от русских пехотинцев, в ближнем бою могущих взобраться на корпус танка.

Танк «Тигр» (Pz.Kpfw.VI Ausf. H1) – тяжелый танк, выпускавшийся Германией в 1942-1945 гг. «Тигр» – один из самых грозных немецких танков и, пожалуй, наиболее известный. В советских документах обозначался также как Т-6 или T-VI.

Прежде чем говорить о «Тигре», следует рассмотреть вкратце основные вехи разработки в Германии тяжелых танков в 20-х – начале 40-х гг. прошлого века. Ведь многие технические решения, примененные в «Тигре» и других германских тяжелых танках, были опробованы на многочисленных прототипах, создававшихся германскими конструкторами в указанный период.

 

РАЗРАБОТКА ТЯЖЕЛЫХ ТАНКОВ В ГЕРМАНИИ

Первая мировая война выявила не­обходимость в танках двух типов: быс­трых и маневренных – легких и хорошо во­оруженных и бронированных – тяжелых, способных поддерживать в сражении легкие танки. Несмотря на прямой зап­рет, наложенный Версальским догово­ром, работы по проектированию тяже­лых танков в Германии не прекратились.

В 20-е – 30-е гг. в Германии без лишней огласки разрабатываются проекты тяжелых танков массой свыше 20 т: Grosstraktor I и Grosstraktor II, Neubaufahrzeug. Эти программы, хотя и принесли определенный опыт германским танкостроителям, в целом не увенчались успехом. Причиной неудач программ Grosstraktor и Neubaufahrzeug являлось отсутствие на то время компактного двигателя боль­шой мощности.

Поэтому 28 октября 1935 г. управлением вооружений сухопутных войск было отдано распоряжение отделению фирмы Даймлер-Бенц в Берлин-Мариенфельде начать разработку нового 600-сильного двигателя, пригодного для установки на перспективном тяжелом танке. За основу инженеры фирмы выб­рали авиационный мотор М71 (DB 600). Его танковая версия полу­чила обозначение МВ-503. Вскоре по­явился более любопытный вариант – танковый дизель МВ-507. Дизель был еще очень сырой. Оба танковых двигателя не выдер­жали экзамен, в массовое производство их не передавали.

Durchbruchwagen I

Создание тяжелого 30-тонного танка Durchbruchwagen («Прорыватель»), сокращенно DW, было начато фирмой «Хеншель» по инициативе WaPruf 6 (Waffenprufungsamt 6, танковое конструкторское бюро Heereswaffenamt).

Не имея опыта проектиро­вания военной техники, конструкторы Хеншеля поначалу взяли за исходный образец шасси танка Pz.Kpfw. III. Баш­ню и вооружение проектировали на фирме Крупп в Эссене. Башня танка была вооружена 75-мм пушкой с длиной ствола 24 калибра. Шасси с торсионной подвеской опорных катков выглядело гораздо бо­лее перспективным, по сравнению с те­лежками-пружинами подвески опорных катков ганка Pz.Kpfw. IV. Шасси танка DW включало по пять опорных катков на борт (все катки независимые, с торсионной подвеской) и по три поддержи­вающих гусеницу ролика.

Был изготовлен только один прото­тип танка DW, получивший обозначение DW I. Прототип принимал участие во многих испытаниях, связанных с отра­боткой ходовой части. Так как фирма «Крупп» не смогла вовремя изготовить башню, прототип гоняли по трассам с уложенными на корпусе четырьмя массивными кольцами, масса которых равнялась массе башни. Эксперимен­тальный гусеничный движитель себя не оправдал.

Durchbruchwagen DW II

Еще до завершения испытаний прототипа DW I начались работы по другой программе, целью которой яв­лялось создание еще одного 30-тонного танка. Танк полу­чил наименование Durchbruchwagen II, сокращенно DW II. Эту машину изготовили также в одном экземпляре и также она проходила поначалу ис­пытания с весовым имитатором баш­ни – Крупп опять не поставил башню. В конечном итоге фирма «Крупп» при­слала башню от серийного танка Pz.Kpfw. IV Ausf. С, а не специ­альное изделие для прототипа DW II.

Карьера прототипа DW II, ставшею поворотной точкой в истории германс­ких тяжелых танков, оказалась короче карьеры прототипа DW I. В начале сен­тября 1939 г. WaPruf 6 выдало заказ на постройку второго прототипа, уже в рамках программы танка VK3001. За­водские испытания обоих машин DW II завершились к осени 1941 г. и во многом предопределили будущий успех фирмы «Хеншель» в танкостроении.

Прототипы DW II отличались от предшественника рядом довольно серь­езных конструктивных изменений: в частности доработанной силовой уста­новкой с трансмиссией ZW-38, тради­ционной гусеницей и ведущим колесом с зубцами. Масса машины возросла до 33 т. Экипаж – пять человек, вместо четырех на DW I.

VK6501(H)

Durchbruchwagen еще находился на стадии предварительной разработки, когда 19 января 1939 г. WaPruf 6 заказа­ло фирме «Хеншель» прототип еще одно­го тяжелого танка. Машина получила у военных обозначение VK6501(H), за­водское наименование было иным – Sturmwagen или Schwerewagen (SW).

Этот проект представлял собой ре­волюцию в танкостроении. Все прихо­дилось делать заново хотя бы из-за не­виданной массы машины – 65 т, расчет­ная масса нашла отражение в военном обозначении VK6501(H). Такую массу определяли требования в отношении бронезащиты: 80-100 мм. Общая компоновка была сходной с ком­поновкой танка Pz.Kpfw. IV, вооружение также аналогично «четверке»: 75-мм ко­роткоствольная пушка и спаренный с ней пулемет винтовочного калибра в башне кругового вращения, а также еще один пулемет в небольшой ба­шенке, установленной на корпусе спереди и ниже основной башни. Это во многом опрометчиво принятое решение едва не сорвало всю програм­му. Представлялось абсурдным, что массив­ный танк, которые для перевозки по железной дороге требуется разбирать на три части, имеет такое же вооружение как танк в три раза более легкий и в пять раз более простой конструктивно, к тому же не требующей разборки перед транспортировкой.

В качестве двигателя был выбран мотор «Майбах» HL-224 мощностью 600 л.с., с этим двигателем танк мог развить максимальную скорость 25-26 км/ч. Ходовая часть была спроектирована за­ново: по десять опорных катков с неза­висимой торсионной подвеской, диски катков частично перекрывали друг дру­га. Шахматное расположение опорных катков позволило равномерно распреде­лить огромную массу на экстремально широкие гусеницы (ширина трака 800 мм). К сожалению, конструкторы, бле­стяще решившие сугубо техническую проблему, не подумали о том, как шах­матная подвеска будет эксплуатировать­ся в условиях распутицы и бездорожья. В дальнейшем все танки фирмы «Хен­шель» получали именно шахматную под­веску опорных катков. Непонятно, по­чему по мере накопления опыта в создании танков, ос­воении передовых методов металлообработки, создании совершенных транс­миссий для тяжелых танков, конструкторы упорно цеплялись за это не самое удачное решение.

Подготовка к серийному выпуску та­кого монстра – масса 65 т, длина 7 м, высота 2,9 м, ширина 3,2 м – представ­ляла собой сложнейшую организацион­но-техническую задачу. Чего стоит одна транспортировка массивных узлов и агрегатов, не говоря уже о сборке. Транспортировка вообще являлась го­ловной болью – ничего подобного, тем более массово, по железным дорогам еще не перевозили. Кроме того, следо­вало предусмотреть возможность пере­возки тяжелых танков на большие рас­стояния автотранспортом. На стадии проектирования предусматривалось возможность членения танка на три составляющих: отделение управления с трансмиссией, боевое отделение вместе с башней и моторное отделение. Для разборки и сборки танка VK6501(H) разрабатывались специаль­ные вспомогательные машины. На гру­зовике Faun L900D/567 монтировался 20-тонный кран Demag LK-5S. Для раз­борки танка в полевых условиях требо­валось два таких автокрана. Самое уди­вительное, что не взирая на массу и не­обходимость разборки/сборки танка, представители WaPruf 6 требовали от машины способности преодолевать глу­бокие броды. То есть каждый раз при сборке надо было обес­печивать герметичность корпуса.

Для перевозки танка автотранспор­том пришлось создавать специальный транспортер, этим занималась фирма Karl Kassbohrer из Ульма. Транспортер мог перевозить груз массой до 60 т. Танк VK6501(H) в серию не пошел, зато транспортер очень пригодился для пе­ревозки «Тигров». К середине 1941 г. стало ясно, что концепция танка VK6501(H) не вписывается накопленный к этому времени германскими военными боевой опыт. Окончательно проект прикрыли на следующий год, отказавшись от VK6501(H) в пользу VK4501(H).

VK3001

Параллельно с программой DW II военные выдали техническое задание на разработку тяжелого танка 30-тонного класса VK3001, способного развивать скорость в 35 км/ч, имеющего брониро­вание толщиной 35-50 мм и вооружен­ного 75-мм орудием или 105-мм гауби­цей. Проект такого танка предложили разработать специалистам фирмы «Хеншель» и инженерам, работавшим под руководством профессора Порше.

VK3001(H)

9 сентября 1939 г. WaPruf 6 выдало заказ фирме «Хеншель» на танк VK3001. Исходным пунктом при проектировании стала конструкция танка DW II, однако ходовую часть проектировали на осно­ве ходовой части VK6501(H). Главным отличием ходовой части стали опорные катки увеличенного диаметра.

Первые два VK3001(H) собрали к марту 1941 г., еще два были готовы в октябре. Эти машины использовали для испытаний различных конфигураций силовых установок: с трансмиссией «Майбах Variorex» и «Майбах OVLAP». Все прототипы были оснащены двигателя­ми «Майбах HL-116» мощностью 265 л.с.

К сентябрю 1942 г. окончательно вы­яснилось, что в задуманном виде VK3001(H) не сможет выполнять зада­чи, которые предполагалось на него воз­ложить. Ранее, в мае 1941 г. было при­нято решение о разработке различных самоходно-артиллерийских установок, вооруженных тяжелыми противотанковыми пушками. В августе 1941 г. два незаконченных прототипа танка VK3001(H) начали переделывать в тя­желые истребители танков, вооружен­ные 128-мм пушками Pak-40 L/61. Всего было построено две таких машины, из которых одна была потеряна в бою, а другая – захвачена советскими войсками в Сталинграде. В настоящее время трофей хранится в музее БТТ в Кубинке.

VК3001(Р) – «ЛЕОПАРД»

Судьба прототипа конструкции Фердинанда Порше оказалась также не слишком удачливой. Изготовлен­ный на созданной Порше в Сент-Валентине, Австрия, фирме Nibelungenwerke AG прототип полу­чил официальное обозначение VK3001(P). Заводское обозначение прототипа – «тип 100» или Leopard. Таким образом, VK3001(P) стал пер­вым после Neubaufahrzeug германс­ким танком, получившим собственное имя, а не буквенно-цифровой код.

VK3001(Р) также стал первым танком, спроектированным Порше, со времен приснопямятного Grosstraktor'a.

Прототип танка

Прототип танка "Леопард" на испытаниях

Фирме Nibelungenwerke на решение проблем, связанных с проектированием новой машины потребовалось два года. Главный инженер фирмы Карл Рабе подписал последний рабочий чертеж 5 сентября 1939 г.

Порше, являясь блистательным кон­структором, совершенно не задумывал­ся о «мелочах» вроде технологии про­изводства, тактике боевого применения или уж тем более – об экономике воен­ного времени и связанных с нею техно­логических ограничениях, вроде нехват­ки некоторых материалов. Фюрер всегда симпатизировал профессору, отдавая предпочтение его изделиям, что порождало сложности для командования сухопут­ными войсками Германии. Так было и в случае с «Леопардом». Пор­ше придумал революционную конст­рукцию, совершенно не типичную для танка. На VK.3001(P) стояла электро­механическая трансмиссия, никогда ранее не использовавшаяся на сухо­путной техники, зато обычная для под­водных лодок.

Два 10-цилиндровых двигателя воз­душного охлаждения мощностью по 200 л.с. каждый приводили в действие по электрогенератору. Электрогенера­торы запитывали электромоторы, вра­щавшие ведущие колеса. Ходовая часть включала по три пары опорных катков, объединенных с каждого бор­га в три тележки. Каждая тележка име­ла независимую подвеску. Ведущие ко­леса - переднего расположения. Элек­тропривод в теории давал танку вы­игрыш в маневренных качествах, по­скольку время переходных процессов в электродвигателе несоизмеримо мень­ше времени переключения механических передач. Конструктивно электроме­ханическая конструкция также проще – отсутствует длинный соединительный вал между двигателем и трансмиссией, который проходит почти по всей длине корпуса, занимая довольно значитель­ный объем боевого отделения.

Поначалу «Леопард» предполагалось оснастить модифицированной башней танка Pz.Kpfw. IV. в которой можно было поставить 75-мм пушку с длиной ствола 24 калибра или 105-мм гаубицу с длиной ствола 28 ка­либров. Но уже на стадии постройки прототипа Порше решился на радикальную замену вооружения в пользу мощной длинноствольной пушки калибра 88 мм (длина ствола 47 калибров) или даже 105 мм (длина ствола 52 калибра) ору­дия. В апреле 1941 г. были заказаны два прототипа шасси и шесть серийных ба­шен с 88-мм пушками. Как всегда, фир­ма «Крупп» башни к сроку не изготовила. Шасси Порше испытывались с бетонны­ми болванками вместо башен.

Испытания постро­енного шасси шли сложно – постоянно ломались революционная силовая уста­новка и необычная ходовая часть. В то же время «Леопард» демонстрировал потрясающие характеристики: макси­мальная скорость – 60 км/ч, рекордное время разгона. Зато расход топлива не вселял оптимизма – за 100 км марша по шоссе двигатели съедали 770 литров бензина. Решить проблему расхода топ­лива Порше попытался самым радикальным способом, приняв решение поставить на второй прототип дизель. Не взирая на постоянные поломки и от­казы, материальной части прототип ин­тенсивно обкатывался до мая 1942 г. В серийное производство VK3001(P) не передавался.

VK3601(H)

Очередной прототип фирмы «Хеншель» получил обозначение VK3601(H), на фирме его предпочитали именовать Pz.Kpfw. VI Ausf. В. При разработке VK3601(H) конструкторы фирмы учли опыт проектирования и испытаний про­тотипа VK3001(H), посчитав невозмож­ным реализовать в 30-тонной машине все необходимые качества. Новый танк массой почти в 40 т имел много общего с 30-тонным VK3001(H). Ряд узлов и аг­регатов перекочевало на новое изделие по необходимости, с целью снижения его стоимости и сокращения времени проектирования. Наибольшим измене­ниям подверглась ходовая часть – был увеличен диаметр опорных катков. Кор­пус практически полностью помещал­ся между опорными катками, над ходо­вой частью оставались только крылья с ящиками для хранения инструмента и контейнеры с вентиляторами системы охлаждения двигателя.

Ходовая часть танка VK3601(H). Семь опорных катков расположены в шахматном порядке.

Ходовая часть танка VK3601(H). Семь опорных катков расположены в шахматном порядке.

Расчетную массу танка пришлось увеличить в связи с установкой новой башни, вооруженной более мошной, чем на VK3001(H) пушкой. Из различных вариантов артиллерийского вооружения (105-мм гаубица, танковая версия 88-мм зенитки и 75-мм противотанковая пушка Герлиха) вооружения предпочтение было отдано 75-мм противотанковой пушке  Герлиха Gerat 0725 L/55 с коническим стволом, что предопределило вы­бор диаметра погона башни – 1650 мм. Это решение не в лучшую сторону отразилось на судьбе машины. Работы по пушке Герлиха пришлось прекратить по причине хронической нехватки в Рейхе вольфрама – орудие стреляло снарядами с вольфрамовыми сердечниками, без них же терялись все преимущества пушки.

Все построенные фирмой «Хеншель» шас­си проходили испытания без башен – Крупп как всегда работал в своем стиле! Заказ на постройку прототипа VK360l(H) и шести предсерийных ма­шин был выдан 26 мая 1941 г. Согласно принятой 30 мая 1941 г. Panzerprogramm-41 в 1941 г. планировалось изготовить 116 танков VK3601(H), в 1942 г. – 172. Первые два прототипа изготовили только к марту 1942 г., еще четыре шасси – к сентяб­рю – вот и вся реализация «панцерпрограммы» в отношении танка VK3601(Н). Четыре шасси впоследствии оснастили лебед­ками, эти машины использовались в качестве бронированных эвакуацион­ных машин для танков «Тигр».

Аннулирование программы разра­ботки пушки Герлиха вновь поставило вопрос о вооружении танка. Вообще-то теперь с вооружением все стало совер­шенно ясно. Гаубица не годилась по одной причине – она не являлась сред­ством борьбы с танками. Оставалась только пушка «восемь-восемь», KwK-36. Проблема заключалось в том, что диаметр погона под орудия должен был быть не 1650 мм, а 1850 мм. Единствен­ный выход из создавшегося положения заключался в вооружении танка 75-м пушкой KwK-42 с длиной ствола 7 ка­либров. Но прежде чем фир­ма «Рейнметалл» успела приступить к проектированию очередной башни, Heereswaffenamt аннулировало всю про­грамму VK3601(H), выдав фирмам «Хеншель» и «Нибелунгенверке» задание на проектирование нового танка VK4501 под 88-мм орудие.

 

РОЖДЕНИЕ «ТИГРА»

На совещании в штабе командования сухопутными войсками Германии 26 мая 1941 г. обсуждался вопрос, который касался концепции тяжелого танка. Гит­лер стоял за еще более тяжелую, неже­ли VK3601, машину, способную сокру­шать вражескую оборону. Организаци­онно отдельные подразделения из при­мерно двадцати таких танков могли бы придаваться каждой панцердивизии. На подразделения возлагались бы задачи прорыва обороны и организации свое­го рода «улицы», по которой в тыл врага будут устремляться более легкие тан­ки. Из тактического предназначения напрямую вытекала необходимость хо­рошей бронезащиты танка – до 100 мм, а также мощного вооружения, которое позволило бы танку подавлять огневые точки и уничтожать танки противника.

Расчетная масса танка росла в ходе предварительного проектирования с по­разительной скоростью. Гитлер настоял на вооружении танка 88-мм пушкой, что привело к очередному пересмотру кон­цепции танков. Требовалось шасси, на которое можно было бы установить башню с диаметром погона 1850 мм, масса машины при этом не могла быть менее 43 т. В результате появилось тех­ническое задание WaPruf-6 на проектирование танка массой 45 т.

VK4501(H)

Опыт полученный при разработке танков VK3001 и VK3601 позволил кон­структорам фирмы «Хеншель» взяться за работу по созданию 45-тон­ной машины. Танк VK450l(H) проекти­ровался под башню фирмы «Крупп» с ди­аметром погона 1850 мм, вооруженную 88-мм орудием. Учитывая предыдущий опыт «плодотворного» сотрудничества с фирмой «Крупп» вся программа разра­ботки танка представлялась чрезвычай­но рискованной из-за вероятного отсутствия башни к требуемому сроку. На момент начала работ по танку требуемой башни не су­ществовало даже на бумаге.

Проект под башню с 88-мм орудием тре­бовал значительной переделки верхней части корпуса танка, так называемой над­стройки или «суперструктуры». Теперь надстройка нависала над опорными кат­ками.  Расширение верхней части корпуса стало необходимым условием установки башни с погоном диаметра 1850 мм.

Верхняя часть корпуса сильно изме­нилась, в то время как низ и ходовая часть фактически остались прежними, как на VK3601(H). Чтобы сохранить прежнее удельное давление на грунт при возросшей на 10 т массе конструк­торы пошли на увеличение ширины гу­сениц, что, в свою очередь, привело к появлению чет­вертого ряда опорных катков.

Двигатель Майбах HL-210P-30 мощностью 600 л.с. к этому времени уже был готов. Его ус­тановка позволяла сохранить у новой машины ходовые характеристики тан­ка VK3601(Н). Двигатель комплектовал­ся полуавтоматической трансмиссией «Майбах OLVAR», тормозная система – ре­генеративная, разработанная на основе британских тормозов Меррит-Браун. Замена традиционных рычагов на руле­вое колесо с гидроусилителем намно­го облегчило работу механика-водителя, одновременно улучшив маневрен­ность танка, особенно – маневренность на ограниченном пространстве. Рычаги, тем не менее, остались, но их предпо­лагалось использовать лишь в качестве резервных органов управления. Кроме того, рычаги можно было применять в качестве стояночного тормоза.

Доктор Эрвин Адерс со своими людь­ми работал день и ночь – очень хотелось изготовить пер­вое опытное шасси к 20 апреля 1942 г. – дню рождения Гитлера. После­дние работы закончили на прототипе 17 апреля, всего за 40 минут до отправки литерного поезда в Растенбург, в ставку любимого фюрера.

VК4501(Р)

Несмотря на продолжавшиеся испы­тания прототипа VK3001(P), стало оче­видно, что «Леопард» никогда не пойдет в массовое производство. В июле 1941 г. на очередном совещании в Бергхофе представители Heereswaffenamt приняли решение поручить «Хеншелю» и Порше разработать новый тяжелый танк VK4501, вооруженный 88-мм пушкой. В качестве базы для нового танка была взята конструкция «Леопарда».

Прототип VK4501 конструкции Пор­ше получил заводское обозначение «тип 101» и собственное имя Sonderfahrzeug II. Название Sonderfahrzeug II продержалось недолго: вскоре оно было изменено на «Тигр».

Впервые в истории германского тан­костроения проектирование танка нача­лось с башни. Проект фирмы «Крупп» ба­зировался на проектах так и не изготов­ленных башен для танков VK3601(H) и VK3601(P). Размеры башни были уве­личены, диаметр погона составил 1850 мм. Порше заказал фирме «Крупп» одну башню в начале июля 1941 г., затем – еще 90, причем заказ на 90 башен был сделан раньше подписания контракта на изготовление первых 90 танков.

Профессор Фердинанд Порше инспектирует один прототипов танка VK4501(Р) Tiger, завод фирмы Нибелунгенверке в Сент-Валентайне, Австрия.

Профессор Фердинанд Порше инспектирует один прототипов танка VK4501(Р) Tiger, завод фирмы Нибелунгенверке в Сент-Валентайне, Австрия.

В целом «Тигр» Порше перенял очень многое от «Леопарда», но диаметр опор­ных катков был увеличен, в состав ходо­вой части ввели поддерживающие верх­нюю ветвь гусеницы ролики. С целью компенсации возросшей массы сдвинутой вперед башни, ведущие колеса с электро­моторами перенесли назад.

Ходовая часть, предложенная Пор­ше, во-первых была очень сложной, а во-вторых просто не подходила для тя­желого танка. Шесть опорных катков на борт, сгруппированные в три разнесен­ных тележки, давали высокое удельное давление на грунт, много большее, чем у подвески, разработанной на фирме Хеншель. Кроме того, оказалась более длинной (и, как следствие, более тяже­лой) гусеница. В результате танк Пор­ше с трудом передвигался по мягким грунтам. Торсионы опорных катков очень часто лопались, не выдерживая массы «Тигра», а их ремонт оказался чрезвычайно муторной работой по при­чине большой массы.

Хотя электромоторы и ведущие ко­леса перенесли назад, впереди оста­вили колеса с зубчатыми венцами. Считалось, что таким образом удаст­ся избежать непроизвольного сброса гусениц в ходе движения танка. Учи­тывая длину гусениц, вероятность сброса гусениц оставалась очень вы­сокой. Как выяснилось на испытани­ях, резиновые бандажи опорных кат­ков очень быстро истирались о металл направляющих зубцов траков, поэто­му конструкцию опорных катков при­шлось изменить. Резиновые бандажи заключались между сплошными стальными дисками катков. Таким способом конструкторы убили двух зайцев: увеличили ресурс опорных катков и снизили расход дефицитной резины. Подобные опорные катки ши­роко использовались на поздних мо­делях германских танков. Максималь­ную ширину танка конструкторы вы­бирали, исходя из железнодорожного габарита. В результате получился д­линный и узкий танк, при одном взгля­де на который не оставалось сомнений в его неудовлетворительных манев­ренных качествах, хотя в теории электротрансмиссия обеспечивала превос­ходство именно в отношении манев­ренности.

VK4501(H) против VK4501(P)

Назначенный на 20 апреля, день рождения Гитлера, показ конкурирую­щих образцов тяжелой техники неумо­лимо приближался. 19 апреля оба про­тотипа были разгружены с железнодо­рожных платформ на станции, располо­женной в 11 км от ставки фюрера в Восточной Пруссии. Для выгрузки пришлось использовать железнодорожный кран, поскольку рамп или поддонов, способных выдержать груз массой 50 т в окрестностях не нашлось. «Тигр» Порше сразу же показал собственную невозможность развернуться на 90 град без посторонней помощи – его тележки завязли в мягком грунте. Машину удалось вытащить только с помощью железно­дорожного крана.

Марш по пересеченной местности стал первым серьезным испытанием для двух прототипов тяжелого танка. Обе машины в пути неоднократно ломались, а на «Тигре» даже загорелся двигатель.

Показ был назначен на 14 ч, однако в последний момент рейхсмаршал Ге­ринг и министр вооружений Шпеер пе­ренесли начало демонстрации на 10 ч 30 мин утра. Гитлер мог выделить на осмотр танков всего полтора часа. К назначенному времени был готов толь­ко прототип VK4501(P), поскольку док­тор Арнольд заставил своих людей ос­мотреть трансмиссию, прежде чем срок начала демонстрации перенесли. Транс­миссия оказалась разобранной, а со­брать ее к новому сроку уже не успева­ли. На глазах Гитлера инженеры и техники в темпе принялись собирать трансмиссию. Вскоре после 11 ч можно было начинать показательные пробеги прототипов на максимальной скорости. Пробег однозначно выиграл «Тигр», разогнавшийся на километровой трас­се до 50 км/ч. VK4501(H) сошел с дис­танции: на 850 м он набрал скорость 45 км/ч, но затем задымил двигатель. Во избежание пожара мотор пришлось выключить. Когда двигатель остыл доктор Арнольд предложил Шпееру прове­сти более реалистичное сравнение –продемонстрировать маневренные каче­ства машин. Резуль­тат оказался для специалиста предска­зуемым: VK4501(H) отработал отлич­но, а «Тигр» застрял.

По мнению Гитлера, испытания явного побе­дителя не выявили. На совещании со Шпеером и Зауэром фюрер заявил, что обе машины нуждаются в доводке с последующим «вторым» туром испыта­ний. Присутствующие полностью разделяли мнение своею вож­дя, однако в конце совещания верхов­ный рефери всех огорошил: Гитлер предложил заказать Порше 90 «Тигров». Никто не стал спорить. На Гитлера ма­гически воздействовало имя Порше, в технические детали он не вдавался.

Вскоре после показа в Вольф-Шан­це обозначение VK4501 исчезло из офи­циальных документов, программа раз­работки и производства тяжелых танков стала именоваться Tigerprogramm.

Очередная серия сравнительных ис­пытании между VK4501(P) и VK4501(H) проводилась в мае 1942 г. на полигоне танковой школы в Бад-Берка под Эйзенахом. Вывод по резуль­татам испытаний был для Порше убий­ственным: ходовая часть VK4501(P) исключает использование танка в поле­вых условиях: пушка выступает настолько далеко за пределы корпуса, что при движении по пересеченной местно­сти существует реальная вероятность повреждения дульного тормоза о грунт. Торсионы на танке Порше лопались даже при движении машины по относитель­но хорошим дорогам. Большинство представителей вермахта высказалось в пользу танка фирмы «Хеншель». Конст­рукторы VK4501(H) сумели учесть еще и человеческий фактор, немаловажный на войне. Танк «Хеншель» имел более простую конструкцию, а для обслуживания танка Порше требова­лись инженеры. VK4501(H) не являлся подарком для ремонтников, но все-таки он был гораздо проще в эксплуатации по сравнению с VK4501(P).

Известно всего два построенных прототипа «Тигра» Порше, эти машины иногда называют Tiger (P). По заверше­нию    испытаний    их    передали    в 503.s.Pz.Abt. Затем одни из прототипов использовался в качестве командирско­го танка в 653-м тяжелом танковом ба­тальоне. Еще несколько шасси конвер­тировали в эвакуационные машины Bergetigers. Для массового производства военные выбрали машины фирмы «Хен­шель». Шасси танков Порше послужили базой для тяжелых истребителей танков, известных как «Фердинанд» или «Элефант». Гитлер остался недоволен реше­нием военных, долго возмущался, но в конечном итоге смирился, выслушав аргументы своих советников.

С июля 1942 г. по май 1943 т. 90 за­казанных Порше «Тигров» были пере­деланы в истребители танков 8,8 cm Pak-43/2 L/71 auf PzJg Tiger (P) (Sd.Kfz. 184). Наименование «Фердинанд» - дань уважения конструктору, профессо­ру Порше, однако позже официально собственное имя самоходки изменили на «Элефант». Боевой дебют «Фердинандов» состоялся на Курской дуге, где машины в полной мере продемонстрировали ненадежность ходовой части и пло­хую проходимость по пересеченной местности. Пушка «Фер­динанда» успешно поражала любые советские танки на лю­бой дистанции, зато истребитель танков оказался совершен­но беззащитным перед советской пехотой, поскольку гений Порше не удосужился вооружить самоходку пулеметом. При действиях из засад, блокировании дорог машины проявили себя в самом выигрышном свете, зато попытки использования тяжелых самоходок в открытом бою нередко проваливались по причине плохой проходимос­ти и неудовлетворительной маневренности мастодонтов.

 

СЕРИЙНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ТАНКОВ «ТИГР»

По результатам сравнительных испытаний в Бад-Берка для серийного производства был выбран танк VK4501(H) Н1, получивший обозначение Pz.Kpfw. VI (Sd.Kfz. 181) Tiger Ausf. H1. Наименование «Тигр» стало своеобразной «торговой маркой» нового танка фирмы Хеншель. Фирма получила заказ на изготовление установочной партии из 60 танков, аналогичных опытному VK450l(H) Н1 и ста серийных машин. В ту самую ночь, когда «Тигр» фирмы «Хеншель» перевозили из Бваад-Берка обратно на завод, со­стоялось первое совещание, посвященное организации серийного производства тяжелых танков. Стадия опытно-конструкторских работ завершилась, пришло время думать о массовом выпуске «Тигров».

В один из майских дней в Кассель прибыл состав, доста­вивший 50 башен. Эти башни предназначались фирме «Нибелунгенверке» но после провала танка Порше их отправили на фирму «Хеншель».

Первый предсерийный танк «Тигр», номер шасси 250001, по­лучил наименование Versuchserie Tiger Nr. VI. Его собрали в августе 1942 г. Никогда ранее германская промышленность в столь сжатые сроке не осваивали производства столь слож­ного технического изделия.

Окончательная сборка тяжелых танков «Тигр» велась на заводе фирмы Вегманн. Данный снимок сделан в 1943 г.

Окончательная сборка тяжелых танков «Тигр» велась на заводе фирмы Вегманн. Данный снимок сделан в 1943 г.

Первый предсерийный танк отпра­вили на полигон в Фаллингбостель. Испытания машина проходила под обо­значением Pz.Kpfw. V1(H) Ausf. H1 (Sd.Kfz. 181). Танк VI по сравнению с VK450l(H) H1 прибавил в весе – его масса составляла 56 т, фантастическая по тем временам величина! Рост массы привел к многочисленным поломкам машины на испытаниях, ходовая-то часть осталась прежней. Кроме того, вдруг выяснилось, что транспортная система Германии не рассчитана на по­явление на авто- и железных дорогах транспортных средств такого веса. Транспортировка «Тигров» оставалась головной болью для штабов всех уров­ней до самого окончания войны. Конст­рукторы «Тигра» с фирмы «Хеншель», как оказалось, подобно Порше, дума­ли исключительно о технических аспектах своего детища, совершенно не при­нимая во внимания ограничения, нала­гаемые транспортной инфраструктурой.

Выяснилось, что во всем вагонном парке Рейха нет доста­точного количества платформ, способ­ных перевозить грузы массой до 60 т. Платформ не хватало даже для перевоз­ки 45 «Тигров» танкового батальона одним составом. Фирме «Хеншель» при­шлось заниматься в первую очередь не серийным выпуском тяжелых танков, а изготовление шестиосных железнодо­рожных платформ SSyms. После того, как было выпущено достаточное количество платформ, оказалось, что забыли про железнодорожный габарит – танк на платформе в габарит не вписывался. Причем проблема заключа­лась не только в габарите. Когда танк выступает за пределы платформы, то его трудно правильно сцентрировать. При неудачной погрузке центр тяже­сти мог сместиться, повышая вероятность опрокидывания платформы на закруглениях железнодорожного пути с малым радиусом. Самым порази­тельным во всей этой танково-железнодорожной истории является то, что разворачивалась она на фирме «Хен­шель», которая заслуженно считалась ведущим в Европе поставщиком под­вижного состава и локомотивов для железных дорог! Уж где-где, а на «Хеншеле» имелись люди, сведущие в габа­ритах и тонкостях перевозки грузов.

Ширина танка возросла на модели VK4501(H) вследствие установки чет­вертого ряда опорных катков и увели­чения ширины гусениц. На это при­шлось пойти из-за желания сохранить на прежнем уровне удельное давление на грунт в то время как масса танка стала больше. Теперь же для перевозки «Тигра» на платформе SSyms было не­обходимо каким-то образом уменьшить ширину машины. Решение нашли ори­гинальнейшее – временно возвращать­ся к ходовой части прототипа VK3601(H) с узкими гусеницами и тре­мя рядами опорных катков. Таким об­разом, каждому «Тигру» полагалось иметь две пары гусениц: боевые шири­ной 725 мм и транспортные – шириной 520 мм. Перед погрузкой на платформу с танка снимались боевые гусеницы и внешний ряд опорных катков, затем – одевались транспортные. После раз­грузки – снимали транспортные, ставили внешние опорные катки и одевали боевые гусеницы. С узкими гусеница­ми и без внешних катков «Тигр» хоро­шо центрировался на железнодорожном транспортере. На замену гусениц и демонтаж опор­ных катков хорошо подготовленный экипаж тратил полтора часа.

Сборка корпусов танков велась на заводе фирмы «Хеншель» в Касселе. Башни ставились на шасси на заводе фирмы «Вегман», которая изготавливала их по лицензии фирмы «Крупп». Здесь же, на заводе фирмы «Вегман», «Тигры» окрашивали и сдавали военным. Сборка корпусов осуществлялась в цехе № 3 завода фирмы «Хеншель», до войны собиравшего локомо­тивы и вагоны. Цуез неоднократно подвергался налетам авиа­ции и очень сильно пострадал. Тем не менее, мощные краны, транспортировавшие массивные корпуса, уцелели. Даже са­мые сильные налеты не останавливали производство более чем на четыре-пять часов. Зимой в цеху стояла такая же тем­пература, как на улице –

оконные стекла все были выбиты в результате налетов. Люди обогревались у разложенных пря­мо в цехе костров. Своего пика выпуск «Тигров» достиг весной 1944 г. –105 машин в месяц, почти четыре новых танка в день! Работы велись в три смены без выходных. По иронии судьбы пик выпуска «Тигров» совпал с пиком налетов авиации союзни­ков на промышленные объекты Германии, причем заводы по производству танков числились в числе целей наивысшего приоритета.

Всего было изготовлено 1345 серийных танков «Тигр», но­мера шасси 25001 – 2501346.

 

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ТАНКА «ТИГР»

Корпус

Корпус танка Pz.Kpfw. VI Tiger Ausf. H1 внутри разделен на три части: отде­ление управления, боевое отделение и моторное отделение.

В отделении управления находятся места механика-водителя и помощника механика-водителя (фактически – стрел­ка-радиста), разделенные трансмисси­ей. Здесь же установлены рулевое коле­со с гидроусилителем, рычаги управле­ния (попользуются как аварийный орган управления и стояночный тормоз), стан­дартное радиооборудование, наблюда­тельные приборы, курсовая пулеметная установка. В крыше отделения управления имеется два верхних люка.

Место механика-водителя находит­ся слева от продольной оси танка. Спра­ва от сиденья, над трансмиссией, рас­положена панель приборов. На прибор­ной панели установлены: указатель числа оборотов вала дви­гателя, термометр, указывающий температуру воды в радиаторе, указатель давления масла, спидометр, аварийная лампочка пожарной сиг­нализации моторного отделения

Слева от механика-водителя на уров­не рычага наблюдательного прибора ус­тановлен электрический гирополукомпас, помогающий выдерживать направ­ление движения.

Основные органы управления тан­ком «Тигр» - рулевое колесо и педали (газ, сцепление, тормоза). Перед сиде­ньем справа установлен рычаг переклю­чения передач и рычаг стояночного тор­моза (слева - рычаг вспомогательного стояночного тормоза). За сиденьем с обоих сторон - аварийные рычаги управ­ления.

Вид слева и спереди на один из последних Pz.Kpfw VL Tiger Ausf.H1 раннего выпуска.

Вид слева и спереди на один из последних Pz.Kpfw VL Tiger Ausf.H1 раннего выпуска.

Перед сиденьем, ниже рулевого ко­леса, в нижней части смотрового блока расположен переключатель зажигания. Непосредственно над зажиганием находится ручной штурвальчик привода зас­лонки смотрового прибора.

Центральная часть отделения управ­ления занята полуавтоматической трансмиссией Майбах OLVAR OG(B) 40 12 16 А. Трансмиссия обеспечивает во­семь передач переднего хода и четыре заднего. Трансмиссия снабжена гидрав­лическим преселектором. Передачи обеспечивают движение на скоростях до 45 км/ч.

В аварийном режиме управление по кур­су осуществляется рычагами. Аварий­ный режим возможен только при дви­жении с небольшой скоростью. После выключения двигателя рычаги управле­ния часто использовались как стояноч­ные тормоза.

Каждое многодисковое сцепление оборудовано механическими тормозами «Аргус». Привод тормозов – от педали или тормозного рычага. В лобовом бронелисте надстройки корпуса имеются проемы под смотровые приборы меха­ника-водителя. Самый большой проем прямоугольной формы закрывается сдвижным (в вертикальной плоскости) бронещитком толщиной 100 мм. В проеме установлен толстый блок из бронестекла. Блок гер­метизирован резиновой прокладкой. С наружной стороны имеются дефлекто­ры для отражения бронебойных пуль. Вертикальными дефлекторами служат направляющие сдвижною щитка, еще один горизонтальный дефлектор уста­новлен внизу, функции верхнего гори­зонтального дефлектора выполняет не­большой козырек, также предохраняю­щий смотровой блок от заливания во­дой во время дождя.

При опущенном бронещитке оста­ются открытыми два небольших отверстия, которые позволяют механику-во­дителю использовать эпископ KKF-2.

Дополнительно у механика-водите­ля установлен еще один неподвижный наблюдательный прибор, эпископ, в крышке верхнего люка. Оптическая ось прибора развернута на 30 град., влево от продольной оси корпуса танка. От по­вреждений эпископ защищает П-образная скоба из стальной полосы толщи­ной 15 мм. Многие механики-водители считали, что установленного в крышке люка эпископа вполне достаточно для наблюдения за местностью при закры­том бронещитке. На многих снимках «Тигров» военного времени хорошо видно, что отверстия под эпископ KKF-2 заварены.

Сиденье механика-водителя регули­руется по высоте и может двигаться взад-вперед.

Верхние люки диаметром 483 мм приподнимаются и сдвигаются в сто­рону, влево – люк механика-водителя, вправо – люк стрелка-радиста. Крыш­ки снабжены пружинным механизмом, облегчающим их открывание и снижа­ющим вероятность защемления пальцев рук или ног. С оборотной стороны крышек имеются запорные механизмы. Вра­щением центральной рукоятки люк запирается тремя стальными скобами. Люки снабжены толстыми резиновы­ми прокладки, в закрытом положении верхние люки водонепроницаемы.

За сиденьем механика-водителя на­ходится боеукладка на шесть снарядов к пушке.

Рядом с сиденьем стрелка радиста установлены блоки радиостанции FuG-5. Радиооборудование включает пере­датчик S.c. 10 мощностью 10 Вт и при­емник Ukw. E.e. Диапазон работы радио­станции – от 27,2 до 33,3 МГц. Радио­станция обеспечивает устойчивую дву­стороннюю связь в радиусе до 6,4 км в телефонном режиме и до 9,4 км в режи­ме азбуки Морзе. Радиостанция запитана от 12-вольтовой аккумуляторной ба­тареи. Радио­станция комплектуется стандартной 2-метровой штыревой антенной StbAt 2m. Антенный ввод расположен в правом заднем углу крыши боевого отделения.

Все члены экипажа имеют ларинго­фоны и головные телефоны, подключен­ные к танковому переговорному устрой­ству. В бою внутренняя переговорная система оказалась очень уязвимой, по­этому в некоторых подразделениях экс­периментировали с монтажом на танках световой сигнальной системы, которая позволяла командиру передавать механику-водителю простые команды при выходе из строя интеркома.

Перед креслом стрелка-радиста в ло­бовом бронелисте надстройки корпуса имеется круглое отверстие под шаровую установку Kugelblende-100 курсового пулемета MG-34. Танковый вариант KwMG-34 известнейшего пулемета пе­риода Второй мировой войны имел лен­точное питание, предусматривались воз­можность демонтажа пулемета и веде­ния из него стрельбы с двух сошек или с трехсошникового станка вне танка. Танковый вариант пулемета снабжался пластиковым прикладом, который чаще всего снимали, чтобы уменьшить дли­ну казенной части для увеличения сво­бодного объема внутри танка. С оруди­ем спарен пулемет такого же типа, как и установленный у стрелка-радиста. Спаренный пулемет можно снимать для ведения стрельбы вне танка. Сошки к обоим пулеметам хранятся внутри тан­ка. Основное отличие танкового вари­анта пулемета MG-34 от пехотного – кожух ствола. У пехотного пулемета кожух ствола выполнен с круглой пер­форацией, у танкового – с продольны­ми щелями. Кроме того на танковом пулемете нет крепления для сошек в районе дульного среза. Пулемет KwMG-34 вставляется в шаровую установку Kugelblende-100 изнутри, узлы крепле­ния сошек мешали бы поставить пулемет на место или наоборот, снимать его. Крепления для сошек устанавливаются на пулемет после снятия его с танка.

Установка Kugelblende-100 (100-толщина маски в мм) обеспечивает углы обстрела по вертикали от -10 град, до + 15 град, по горизонтали +/- 5 град. Помимо пулемета в установке смонти­рован оптический прицел KZF-2 с 1,8-кратным увеличением. Прицел смонтирован рядом с пулеметом. Установка Kugelblende-100 снабжена полусферическим головным упором. В крышке верхнего люка стрел­ка-радиста установлен такой же эпископ, как и в крышке люка механика-во­дителя, но развернутый на 30 град. впра­во от продольной оси танка.

К курсовому пулемету полагаются два запасных ствола, которые хранятся в стандартном металлическом контей­нере на полу справа от сиденья стрел­ка-радиста. В отличие от металлических контейнеров для лент пехотных пулеме­тов (рассчитан на 600 патронов), лента к танковому пулемету хранится в матер­чатом мешке с металлическим верхом, мешок закрывается металлической крышкой на клипсах. В каждом мешке находится три ленты по 150 патронов. Рядом с местом стрелка-радиста можно размес­тить 13 мешков – 1950 патронов калибра 7,92 мм. Кроме того, здесь же находит­ся «пехотная» металлическая коробка, предназначенная для стрельбы из пуле­мета вне танка. Как правило, на танках имелся один контейнер с запасными ча­стями сразу к двум пулеметам, но два комплекта инструментов Ersatzteilmappe в кожаных чехлах. Такие чех­лы пулеметчики-пехотинцы носили на поясных ремнях. В комплект к пулеме­ту входят также асбестовые тряпочки, с помощью которых снимается нагретый при стрельбе ствол при его замене. К каждому пулемету прилагается зенитный прицел и сошки для использования ору­жия вне танка.

Боевое отделение занимает цент­ральную часть корпуса, от моторного отделения оно отделено противопожар­ной перегородкой, от отделения управ­ления – стальным арочным экраном. Под фальшполом боевого отделения прохо­дит вал, соединяющий двигатель и трансмиссию. Укладка боекомплекта к 88-мм орудию расположена по бортам корпуса и под фальшполом. По бортам расположены укладки на 16 снарядов каждая, шесть снарядов размещено под полом боевого отделения. От соедини­тельного вала отбирается мощность, ко­торая передастся на гидропривод разво­рота башни. На передней стенке боевого отделения, за местом стрелка-радиста, крепятся контейнер с запасными ствола­ми и аксессуары для спаренного с пуш­кой пулемета MG-34. Боекомплект к спа­ренному пулемету хранится на противо­пожарной перегородке – 16 мешков по 150 патронов, 2400 патронов калибра 7,92 мм.

"Тигр" из 1-й роты 503-го тяжелого танкового батальона в зимней окраске, район Ростова на Дону, январь 1943 г.

Кормовую часть корпуса занимает моторное отделение с основным двига­телем и вспомогательными механизма­ми, топливными баками, стартером, воз­духоводами, топливными и масляными магистралями. На первых 250 «Тиграх» устанавливались двигатели Майбах HL-210Н-30, на остальных – Майбах HL-210H-45. Первые 495 «Тигров» комп­лектовались воздуховодами для подвод­ного вождения.

Корпус танка впервые в германском танкостроении имеет переменную ши­рину. Ширина нижней части собствен­но и есть ширина корпуса. Верхнюю часть пришлось расширить за счет надгусеничных спонсонов для размещения башни с диаметром погона 1850 мм – минимальный диаметр погона, позволя­ющий установить в башню орудие калибра 88 мм. Размер опорной бронеплиты пола корпуса 4820х2100 мм, тол­щина плиты 26 мм. Толщина бортовых бронеплит варьируется: борта верхней части корпуса 80 мм, корма 80 мм, лоб – 100 мм. Толщина бортов нижней части корпуса уменьшена до 63 мм, так как здесь роль дополнительной защиты вы­полняют опорные катки.

Большинство бронелистов корпуса соединяются под прямым углом. Таким образом, почти все поверхности кориуса «Тигра» или параллельны или перпендикулярны грунту. Исключение составляют верх­ний и нижний лобовые бронелисты. Лобовой 100-мм бронелист, в котором установлен курсовой пулемет и наблю­дательный прибор механика-водителя почти вертикален – его наклон состав­ляет 80 град. к линии горизонта. Верх­ний лобовой бронелист толщиной 63 мм установлен почти горизонтально – с уг­лом наклона 10 град. Нижний лобовой бронелист толщиной 100 мм имеет об­ратный наклон в 66 град.

Стыкуются бронелисты методом «ла­сточкин хвост» («торговая марка» герман­ских танков), соединяются сваркой.

Стык башни и корпуса ничем не при­крыт – одно из наиболее уязвимых мест «Тигра», которое постоянно подверга­лось критике. Толщина крыши корпуса – 30 мм – контрастирует с толстой лобо­вой броней. По мнению многих танки­стов, толщина крыши была явно недостаточной. Многие «Тигры» были по­теряны только потому, что осколками сна­рядов клинило башню. На «Тиграх» по­здних выпусков для защиты стыка башни и корпуса монтировалось бронекольцо.

В целом бронирование «Тигра» обеспечивало высочайший для своего времени уровень защищенности. С це­лью повышения боевого духа экипажей тяжелых танков, в учебный центр в Падерборн с Восточного фронта доставили машину обер-лейтенанта Цабеля из 1-й роты 503-го тяже­лою танкового батальона. За два дня боев под Рос­товом в составе боевой группы «Зандер» танк Цабеля получил 227 прямых попаданий 14,5-мм пуль противотанковых ружей, 14 попаданий снарядами калибра 45 и 57 мм и 11 попаданий снарядами ка­либра 76,2 мм. Выдержав такое количество попа­даний, танк сумел своим ходом совершить 60-км марш в тыл на ремонт.

Качество брони высоко оценили англичане, изу­чавшие трофейный «Тигр». По мнению британс­ких экспертов эквивалентная по снарядостойкости английская броня будет толще брони «Тигра» на 10-20 мм.

С августа 1943 г. внешние вертикальные по­верхности корпуса и башни танка стали покрывать керамическим составом Zimmerit, не дававшим приставать к броне гранатам, оснащенным магни­тами. История с циммеритом – еще один анекдот, не уступающий но глубине мысли «железнодорож­ной» эпопее «Тигра». Кроме немцев, никто даже не собирался применять в боевых действиях гра­наты с магнитным держателем!!! Нанесение циммерита увеличивало срок изготовления танка на шесть дней. Шесть лишних дней увеличивали вероятность того, что беспомощный танк разбомбит авиация союзников. На фронте же данное покрытие не давало решительно ника­ких преимуществ. От антимагнитного покрытия отказались только на «Тиг­рах» самого позднего выпуска.

Более реальным способом увели­чить защищенность танка стала навес­ка на броню запасных гусеничных траков. Траки монтировались как на кор­пусе, так и по бортам башни. Впервые запасные траки в качестве своего рода накладной брони были использованы в период боев в Тунисе на «Тиграх» из 501-го тяжелого танкового батальона. Траки крепились к нижним частям кор­мы и лба корпуса, еще по три трака крепилось на лобовом бронелисте над­стройки с внешних сторон от курсовой пулеметной установки и от смотрового прибора механика-водителя. На некото­рых танках держатели для траков нава­ривались на бронелист еще и между курсовым пулеметом и смотровым при­бором механика-водителя. Траки от гу­сеницы «Тигра» в этом случае не годи­лись – слишком широкие, использовались узкие траки от гусениц танка Pz.Kpfw.IV. Использование траков от «четверки» лишний раз говорит о том, что траки выполняли именно роль до­полнительной брони и не были «запас­ными гусеничными траками». Позже африканский опыт был широко приме­нен на Восточном фронте.

Нижний лобовой бронелист корпу­са защищался траками также, как и на танках Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.1V. Сталь­ной стержень своими концами привари­вался между буксировочными крюками. В пространство между бронелистом и корпусом укладывались траки. Обычно здесь размещалось 12 траков, две «связ­ки» по шесть траков.

Первые «Тигры» не имели борто­вых надгусеничных крыльев и под­крылков. Это хорошо видно на сним­ках прототипов и машин, захваченный Красной Армией под Ленинградом. На «Тиграх» 501-го тяжелого танкового батальона всегда имелись крылья и подкрылки и закрепленными вблизи обрезов резиновыми фартуками. На предсерийных машинах, первыми по­павшими на Восточный фронт, стояли узкие передние подкрылки, как на прототипе VK3601(H). Первые серий­ные танки получили широкие подкрылки, состоявшие из двух частей: неподвижной по ширине транспорт­ных гусениц и откидной. Откидная часть крепилась на петлях вдоль не­подвижной. С откинутой частью ши­рина подкрылка равнялась ширине боевой гусеницы.

На «Тиграх» из 501-го тяжелого тан­кового батальона устанавливались под­крылки иного типа. Весь подкрылок мог откидываться вверх вдоль корпуса тан­ка. Судя по фотографиям такие пере­дние подкрылки были только на «Тиг­рах» из s.Pz.Abt. 501.

В передней части корпусов раннего выпуска монтировалось две щелевых фары «Бош». Сначала фары устанавлива­лись на крыше корпуса, по углам в ее передней части. Позже в этих местах стали монтировать пусковые устройства для S-мин, а кронштейны фар перенес­ли на лобовой бронелист корпуса. Фары часто и быстро повреждались осколка­ми снарядов, пулями, а также при пре­одолении танком искусственных и естественных препятствий. С середины 1943 г. на танки ставили только одну фару – на крыше отделения управления по центру корпуса под стволом орудия. Точно так же фары ставились на более поздних танках Pz.Kpfw. VI Ausf. В Tiger II. Тем не менее, существует мас­са снимков, на которых запечатлены танки «Тигр», вообще не имеющие фар.

Ходовая часть

На ранних «Тиграх» стояло 24 опор­ных катка диаметром 800 мм. С каждо­го борта располагалось с перекрытием по три опорных катка в четыре ряда. Первоначально опорные катки имели резиновые бандажи, но на танках вы­пуска после февраля 1944 г. (с шасси № 250825) ставились полностью стальные опорные катки, разработанные для «Ко­ролевского Тигра».

Внешний ряд опорных катков сни­мался перед транспортировкой танка по железной дороге. На 520 танках «Тигр» внешний ряд опорных катков вообще не устанавливался, так как полностью стальные опорные катки выдерживали массу широких боевых гусениц. На фронте отмечались случаи заклинива­ния ходовой части из-за попадания по­сторонних предметов между ведущим колесом и первым опорным катком (пер­вый опорный каток и ведущее колесо пе­рекрывались), из-за чего часто передние опорные катки демонтировались.

Ленивец диаметром 600 мм связан с механизмом регулирования натяжения гусеницы. Ведущее колесо диаметром 840 мм расположено в передней части корпуса. Опорные катки имеют незави­симую торсионную подвеску, торсионы расположены поперек корпуса танка. Длина торсиона 1960 мм. диаметр 58 мм. Торсион фиксируется восьмигран­ным наконечником в стенке противопо­ложного опорному катку борта корпу­са. Опорные катки левого борта смеще­ны вперед относительно опорных кат­ков правого борта.

На танке «Тигр» используется два типа гусениц. Транспортные гусеницы набраны из траков Kgs-63/520/130, 520 – ширина трака в мм, 130 – расстояние между пальцами соседних траков. Бое­вые гусеницы – из траков Kgs-63/725/130, 725 – ширина трака в мм. Гусеница набрана из 96 траков. Между собой тра­ки соединены пальцами длиной 716 мм и диаметром 28 мм.

Двигатель

Танки «Тигр» оснащались двигате­лями внутреннего сгорания двух ти­пов фирмы Майбах: HL-210P-30 (но­мера шасси 250001 - 250250) и HL-230Р-45 (начиная с шасси № 250251 сборки мая 1943 г.). Как правило, при ремонте ранних «Тигров» двигатели HL-210P-30 меняли на двигатели HL-230Р-45. При переделке шасси старых танков «Тигр» в штурмовые орудия «ШтурмТигр» также производилась замена двигателей. Двигатели выпус­кались не только заводом фирмы «Май­бах Моторенверке» в Фридрихсхафене, но и заводом фирмы «Ауто-Юнион Верк Вандерер» в Чимнитце.

Ремонт двигателя

Ремонт двигателя "Тигра" из 501-го тяжелого танкового батальона в полевых условиях. Двигатель снимают 3-тонным краном Blistein. Тунис, 1943.

Оба бензиновых двигателя внутренне­го сгорания, HL-210P-30 и HL-230P-45, имеют жидкостное охлаждение, 12 ци­линдров, сгруппированных в два блока с углом развала между ними 60 град, сум­марный объем цилиндров двигателя HL-210Р-30 21,35 л («210» - в обозначении двигателя обозначает расчетный объем цилиндров: 210 декалитров). При часто­те оборотов вала 3000 об/мин двигатель способен развивать 650 л.с. Объем цилиндров двигателя HL-230P-45 23,095 литров, мощность двигателя при частоте вращения вала 3000 об/мин - 700 л.с. В ноябре 1943 г. максимальная частота вращения вала двигателя была ограничена значени­ем 2500 об/мин с целью продления ресур­са. В результате максимальная скорость упала с 45,4 до 37,8 км/ч. Удельная мощ­ность двигателя HL-210P-30 – 11.6 л.с./т, удельная мощность двигателя HL-230P-45 - 12.5 л.с./т. Масса сухого мотора 1200 кг, размеры - длина 1310 мм, ширина 1000 мм, высота 1190 мм.

Двигатель работал на бензине с октановым числом 74. Емкость четырех топливных баков – 534 л. Расход топлива на 100 км пробега по шоссе составлял 500-650 л, по пересеченной местности – 900-1000 л. или пример­но 10 л на 1 км марша. Фактический расход топ­лива в боевых условиях оказывался еще выше, порядка 15 л на 1 км пробега вне дорог, так как расход возрастал при частом переключении пе­редач (в бою неизбежном) и отборе мощности двигателя для разворота башни. Кроме того, часть бензина подтекала через разболтавшиеся соеди­нения трубопроводов.

В маслосистеме использовалось масло марки Motorenol der Wermacht. Для замены требовалось 32 л масла, но двигатель вмещал 42 л масла. Масляный насос приводится от основного двига­теля. В состав маслосистемы входит ре­зервуар емкостью 28 л.

Мощность от двигателя к коробке передач передается валом, состоящим из двух частей. Примерно 5 л.с. отбира­ется на привод разворота башни.

Моторное отделение оборудовано автоматической системой пожароту­шения: если температура воздуха в моторном отделении превышает 120 град. С термические датчики автомати­чески включают огнетушители, уста­новленные в районе топливных насо­сов и карбюраторов. При срабатыва­нии системы пожаротушения на при­борной доске механика-водителя заго­рается аварийная лампочка. В башне хранится ручной огнетушитель, кото­рый можно использовать как аварий­ное средство борьбы с пожаром в мо­торном отделении.

Электрическая система танка «Тигр» выполнена однопроводной. Основным источником электроэнер­гии является 12-вольтовый генератор GULN-1000/12-1000 мощностью 0,7 кВт.

Для запуска двигателя можно ис­пользовать электрический или ручной стартер. Электростартер представляет собой электродвигатель BPD-6/24 мощ­ностью 4,4 кВт. В случае отказа электростартера двигатель запускается инерционным ручным стартером посредством физи­ческих усилий двух танкистов. Двигатели HL-2103-30 ранних «Тигров» аварийно можно было запустить от механического стартера, выполненного на базе двухтактного двигателя внутреннего сгорания. Этот способ особенно ценился зимой, когда на морозе запуск двигателя требо­вал большого расхода емкости аккуму­ляторных батарей или значительных физических усилий эки­пажа «Тигра».

Башня

Башня расположена примерно по центру корпу­са, центр погона башни находится на 165 мм к кор­ме от центрального перпендикуляра корпуса. Борта и корма башни сформированы из одной полосы бро­невой стали толщиной 82 мм. Лобовой лист башни толщиной 100 мм приварен к гнутому бортовому бронелисту.

Крыша башни состоит из одного плоского бронелиста толщиной 26 мм, в передней части уста­новленного с наклоном в 8 град. к горизонту. Кры­ша башни соединяется с бортами сваркой. В крыше имеется три отверстия, два – под верхние люки и одно для вентилятора. Крыши башен «Тигров» по­здних выпусков имели по пять отверстий: добавились отверстия под перископ наряжаю­щего и оборонительную пусковую ус­тановку Nahvertteidigungwaffe. Коман­дирская башенка с круглым люком мон­тировалась в левой части крыши баш­ни. Справа, со смещением вперед, на­ходился прямоугольный люк заряжаю­щего размерами 356x508 мм; углы люка выполнялись скругленными. Крышка фиксиро­валась в закрытом положении четырь­мя запорами, которые задвигались вра­щением установленного по центру внут­ренней поверхности люка штурвальчика. На внутренней поверхности были наварены две рукоятки для удобства зак­рытия/открытия люка. Позже был вне­дрен еще один замок, который откры­вался извне восьмигранным ключом. Вообще, проблема несанцкионированного доступа в машину представляла для экипажей «Тигров» постоянную головную боль. Многие экипажи для защиты от непрошенных гостей изготавливали импровизированные запорные устройства.

На башне № 184 и всех последующих уста­навливался перископ заряжающего, перископ монтировался в правой части башни чуть впере­ди линии излома крыши. Фиксированное перис­копическое устройство предохранялось стальной П-образной скобой. Между люком заряжающего и вентилятором на башнях танков позднего вы­пуска (начиная с башни № 324) устраивалось от­верстие под мортирку для стрельбы дымовыми и осколочными гранатами на малые дальности.

В бортах башни имелись смотровые отверстия заряжающего и наводчика, закрываемые бронеколпаками. В от­верстия вставлялись блоки из ламини­рованного бронестекла, изолированные от стальной брони резиновыми про­кладками. На большинстве чертежей ошибочно показывают симметричное положение смотровых отверстий, на самом деле смотровое отверстие навод­чика находилось ближе к лобовой час­ти башни, чем отверстие заряжающею.

Дополнительную защиту бортам башни давали навешенные снаружи гу­сеничные траки. В заводских условиях крепления для траков начали устанав­ливать с 30-й серийной башни. Перво­начально с каждого борта навешивалось по пять траков, но на 46-й и всех после­дующих башнях в правой части появил­ся аварийный люк большого диаметра вместо имевшегося ранее небольшого люка для погрузки боеприпасов. В ре­зультате на правом борту башни стало помещаться только три трака.

Первые восемь прототипов «Тигра» Порше оснащались несколько иными башнями, разработанными на основе башни для прототипа VK3001(P) с уве­личенным до 1850 м диаметром пого­на. Отличительная особенность этих башен - возможность более низкого склонения орудия.

Внутри башни находятся места трех членов экипажа. В левой передней час­ти башни расположено место наводчи­ка. За ним, с небольшим превышением, место командира танка. Справа от ору­дия размещается заряжающий. В «рабо­чем» положении заряжающий стоит лицом к корме. На командирских тан­ках на заряжающего возлагаются обя­занности второго радиста.

Перед рабочим местом наводчика находится окуляр прицела с резиновым налобником. Ниже прицела – штурвальчик ручного разворота башни. Слева от прицела установлен клинометр, указы­вающий угол возвышения ствола ору­дия, и индикатор азимутального поло­жения башни. Разворот башни осуще­ствляется нажатием педали (под левую ногу наводчика). Стрельба из спаренно­го пулемета ведется нажатием правой педали. На штурвальчике вертикально­го наведения орудия расположен элект­роспуск пушки.

Разворот башни осуществляется с помощью гидропривода, отбор мощно­сти для которого производится от основ­ного вала двигателя. Скорость разворо­та башни зависит от частоты вращения вала основного двигателя. Штурвальчики аварийного ручного вращения баш­ни установлены у всех трех «башнеров» - наводчика, командира, заряжающего. Для разворота башню на 360 град, на­водчику требуется сделать 720 оборотов штурвальчика. Обычно штурвальчиками пользовались для точного наведения орудия на цели; грубая наводка произ­водилась разворотом башни от гидро­привода. Штурвальчики снабжены ско­бами, фиксирующими башню в опре­деленном положении на маршах. Такой способ не обеспечивал надежной фикса­ции, поэтому в 1944 г. ввели более надеж­ный внешний фиксатор, по типу приме­нявшегося на британских и американских танках.

На стенках башни размещалось иму­щество танкистов, противогазы, запас­ные смотровые блоки для наблюдатель­ных приборов, фляжки с водой, сигналь­ный пистолет с ракетами и пистолет-пулемет с 32 запасными магазинами. На задней стенке внутри башни крепилась канистра с питьевой водой, на танках поздних выпусков эту канистру перенесли в боевое отделение на противо­пожарную стенку.

В крышках люков были сделаны амбразуры для стрельбы из пистолетов или пистолетов-пулеметов. Размеры оваль­ной амбразуры позволяли просовывать в нее ствол пистолета-пулемета MP-38/40. Позже появились штурмовые вин­товки, специально разработанные для танкистов. Танкисты опасались вести огонь из автоматического оружия, так существовала вероятность того, что при стрельбе ствол пистолета-пулемета выс­кочит из амбразуры внутрь башни. В этом случае сложно было бы избежать жертв среди экипажа – пока стрелок опомнится и отпустит спусковой крю­чок, N-oe количество пуль успеет поки­нуть ствол и начнет рикошетировать от внутренних стенок башни.

На башне № 46 и последующих пра­вый люк для погрузки боекомплекта заменили аварийным люком довольно большого диаметра (395 мм). Толщина люка – 82 мм. На внутренней поверхно­сти люка находилась вертикальная зад­вижка. Люк открывался очень просто, действительно аварийно: была предус­мотрена возможность освобождения задвижки, которая под собственным ве­сом падала на пол боевого отделения танка, крышка откидывалась наружу также под действием собственного веса. Правда закрыть люк изнутри танка было довольно тяжело. Даже снаружи требо­вались усилия двух человек, чтобы зак­рыть люк.

Высота башни, включая командирс­кую башенку, составляла 1200 мм, мас­са – 11,1 т. Башни изготавливались и монтировались на шасси на заводе фир­мы Вегман в Касселе.

Вооружение

Главный калибр «Тигра» - пушка 8.8 cm KwK-36 L/56, танковый вариант зна­менитой зенитной пушки Flak-1836. Ствол пушки был оснащен двухкамер­ным дульным тормозом, кроме того по сравнению с зенитным орудием изме­нилась конструкция рекуператора. На пушке стоял полуавтоматический вертикальный клиновой замок. Рычаг зам­ка располагался на правой стороне ка­зенника.

Спуск орудия – электрический. Кнопка электроспуска расположена на штурвальчике механизма вертикально­го наведения пушки. Предохранитель­ные устройства пушки аналогичны ис­пользованным на орудии танка Pz.Kpfw. IV. Электроспуск блокируется пока не закрыт замок орудия или если откат ствола после предыдущего выстрела был не полным. Обойти блокировку можно было, произведя выстрел вруч­ную. Часто ручным спуском пользова­лись при необходимости привести танк в негодность, например – при невозмож­ности буксировки поврежденной маши­ны. Снаряд загонялся в казенник, из амортизатора сливалось масло, после чего производился выстрел. Как прави­ло, при выстреле полностью разруша­лись дульный тормоз и откатники. Ре­монту такая пушка не подлежала.

Длина орудия от среза дульного тор­моза до среза казенной части - 5316 мм. Ствол орудия выступал за габариты кор­пуса в случае установки башни на 12 ч на 2128 мм. Длина ствола 4930 мм (56 калибров), длина нарезной части ство­ла – 4093 мм. Закрутка нарезов – правая. Всего в стволе 32 нареза шириной 3,6 мм и глубиной 5,04 мм. К каченной час­ти крепился латунный желоб, прикры­тый брезентом; в желоб падала после открытия замка стреляная гильза. Из же­лоба гильза скользила в короб, также сделанный из латуни. В коробе одновре­менно помещалось не более шести стре­ляных гильз, поэтому в бою заряжаю­щему часто приходилось отвлекаться на очистку короба от гильз.

Сложно, но можно - перевозка «Тигров» по железной дороге в «боевом» варианте», с широкими гусеницами и внешними опорными каткими. Скорее всего, просто не было времени на подготовку танков к перевозке.

Сложно, но можно - перевозка «Тигров» по железной дороге в «боевом» варианте», с широкими гусеницами и внешними опорными каткими. Скорее всего, просто не было времени на подготовку танков к перевозке.

Спаренный пулемет MG-34 монти­ровался справа от пушки. Пулемет, как следует из названия «спаренный», на­водился вместе с пушкой, стрельбу из него вел наводчик нажатием на педаль правой ногой. До 1943 г. устанавлива­лись стандартные пулеметы KwMG-34, позже – KwMG-34/40, KwMG-34/S и KwMG-34/41. Пулемет KwMG-34 пользовался заслуженной популярнос­тью за свою простоту, но вместе с тем для танкового пулемета он обладал не­достаточной скорострельностью, кроме того часто случались задержки при стрельбе. Танкисты постоянно жалова­лись на эти «усовершенствованные» танковые пулеметы. Возврат к пехот­ным MG-34 и MG-42, впрочем, дал ну­левой результат с точки зрения повыше­ния эффективности. Пехотные вариан­ты оказались, как и следовало ожидать, слишком велики для установки в танк. До самого конца войны «Тигры» неред­ко оставались едва ли не беззащитны­ми перед пехотой противника.

Стационарный оптический прицел монтировался слева от орудия. Сначала «Тигры» оснащались бинокулярными прицелами TZF-9b фирмы «Цейсс», с апре­ля 1944 г. – мнокулярными прицелами TZF-9c. Прицел TZF-9b имел постоянное 2,5-кратное увеличение, поле зрения 23 град. Увеличение прицела TZF-9c меня­лось в диапазоне от 2,5х до 5х. Шкала прицела градуировалась в диапазоне от 100 м до 4000 м в гектометрах (от 0 до 40) для пушки и от нуля до 1200 м для пуле­мета. Прицельная марка перемещалась вращением небольшого штурвальчика.

Для своего времени орудие «Тигра» являлось самой мощной танковой пуш­кой в мире, способной поразить любой танк на дистанции до 2000 м, но обыч­но стрельба по бронетехнике велась с дистанций до 1000 м. На этих дистан­циях опытный наводчик выводил из строя танк противника одним снарядом. На дистанции порядка 2000 м хорошим результатом считалось четыре снаряда на один танк. Стрелять на дистанции более 2000 м не рекомендовалось, хотя допускалось поражение неподвижных целей на дальностях до 2500 м. На боль­ших дистанциях цели должны были по­ражаться залповым огнем взвода «Тиг­ров». Иногда огонь по незащищенным целям велся одиночными танками на очень больших дальностях. Известен случай уничтожения «Тигром» советс­кой пушки на конной тяге на дистанции 5000 м. В Африке опытные наводчики зенитных орудий привлекались для ве­дения контрбатарейной борьбы, времен­но заменяя штатных наводчиков «Тиг­ров» из 501-го тяжелою танкового ба­тальона. Известен случай подавления британской батареи 26-фунтовых пушек на дистанции 7600 м.

Несмотря на ограничения по дистан­циям поражения бронетехники, отдель­ные командиры танков прика­зывали своим наводчикам вести огонь на запредельные, согласно инструкциям, дистанции. В июле 1944 г. наводчик из экипажа «Тигра» командира 3-й роты 506-го тяжелого танкового батальона гауптмана Ваккера поразил Т-34, находив­шийся на дистанции 3600 м с другой сто­роны линии фронта. Нормой для опытно­го наводчика считалось за 30 с уложить один из трех снарядов в движущуюся со скоростью 20 км/ч цель (типа танк) на дальностях от 800 до 1200 м.

Боекомплект к пушке на «Тигре» составлял 92 снаряда, 70 из них хранилось в боевом отделении ниже уровня баш­ни (64 по бортам и шесть под полом). Укладка первых выстрелов находилась на полике башни – четыре контейнера по четыре снаряда в каждом. После рас­ходования «первых выстрелов» перед каждым новым выстрелом требовалось разворачивать башню на 90 или 180 град, для чтобы заряжающий мог взять очередной снаряд из правой или из ле­вой бортовой боеукладки. Особенно неудобно было извлекать снаряды из бортовых боеукладок на командирских танках «Тигр», так как в правой части боевого отделения этой машины размещался дополнительный электрогенератор. Установка электроге­нератора также привела к уменьшению числа снарядов в бортовых боеукладках до 66 штук, большинство из них нахо­дилось в контейнерах левого борта.

Боекомплект к пушке KwK-36 состо­ял из снарядов 88x570R, идентичных и полностью взаимозаменямых со снарядами к зенитной пушке Flak-18/36.

Обычно половину боекомплекта состав­ляли осколочно-фугасные боеприпасы Sprenggranatpatrone L/4.5 (SprGr L/4,5), остальные – противотанковые следующих типов:

  • Panzersprenggranatpatrone-39 (PzGr-39), бронебойный с фугасным зарядом и трассером;
  • Panzersprenggranatpatrone-40 (PzGr-40), высокоскоростной подкалиберный с вольфрамовым сердечником и трассе­ром;
  • Panzersprenggranatpatrone-39 (Hohlladungs, PzGr-39H), кумулятив­ный противотанковый.

Танк «Тигр» угрожающе выглядит даже ни фотографии. На снимке - машина с бортовым номером «2» из 502-го батальона. Снимок сделан весной 1943 г.

Танк «Тигр» угрожающе выглядит даже на фотографии. На снимке - машина с бортовым номером «2» из 502-го батальона. Снимок сделан весной 1943 г.

Наибольшей популярностью пользо­вались снаряды Panzerspreng­granatpatrone-39. Из-за нехватки воль­фрама выпуск снарядов Panzerspreng­granatpatrone-40 был ограничен. В огра­ниченном количестве их использовали для борьбы с советскими тяжелыми тан­ками и самоходками. Из-за отсутствия фугасного заряда эти снаряды обладали небольшим разрушительным воздей­ствием. Снаряды PzGr-39H при стрельбе на дальности свыше 500 м имели большой разброс, из-за чего тан­кисты их не любили. С другой стороны эти снаряды пробивали очень толстую броню, если попадут, конечно.

Кроме пушки и двух (позже трех) пу­леметов в комплект вооружения танка «Тигр» входили сигнальный пистолет, пистолет-пулемет и ручные гранаты, танкисты имели лич­ное оружие.

На «средних» танках раннего выпус­ка монтировались пусковые устройства для S-мин. Пусковые устройства монти­ровались по углам крыши отделения уп­равления (впереди) и над правым углом боевого отделения (сзади). Пусковые устройства мин сильно напоминают пусковые устройства дымовых гранатометов, только диаметр труб 100, а не 90 мм. Пусковые устрой­ства выстреливали стандартные осколоч­ные мины Springmine-35, известные так­же как мины-лягушки. Мина разрывалась на высоте примерно 90 см над землей. Мина поражала не окопавшихся солдат в радиусе 25-39 м от точки разрыва. Пуско­вые устройства S-мин снабжались элект­роспуском.

На башнях танков первых выпусков (до башни № 286) монтировались два блока из трех дымовых гранатометов 90 mm NbK-39. Блок из трех гранатометов получил наименование Nebelkerzenwerfer-39 (NbKWrf-39). Гранатометы крепились к стальным рамам, закреп­ленным по углам в передней части баш­ни. Начиная с башни № 324 в башнях стали ставить мортирки Nahverteidigungswaffe – «оружие самообороны ближнего действия». При ремонте ран­них танков мортирки ставили и на ста­рые башни. Из мортирок можно было вести огонь дымовыми и осколочными гранатами, S-минами.

Оборудование для форсирования водных преград

Огромная масса танка «Тигр» могла привести к тому, что даже небольшие ру­чьи и речки стали бы серьезным препят­ствием – не так много мостов выдержи­вали бронированные чудища. Стандар­тное саперное оборудование вермахта не обеспечивало переправы. Таким об­разом, экипажам «Тигров» предстояло рассчитывать при переправах в первую очередь на себя, точнее – на свои маши­ны. Конечно вариант «свободного плавания» по поверхности не рассмат­ривался совсем, ставка была сделана на подводное вождение.

Первые 495 «Тигров» комплектова­лись шнорхелями – трубами для подачи воздуха к двигателям. С установленным шнорхелем «Тигр» мог преодолевать броды глубиной до 4 м. Шнорхель кре­пился к крыше моторного отделения в ее кормовой части. В транс­портном положении труба шнорхеля в сложенном виде хранилась в брониро­ванном контейнере.

Многочисленные прокладки и заг­лушки закрывали практически все от­верстия, люки и лючки корпуса, причем большинство из них стояло постоянно. Все люки закрывались герметически.

Шаровая установка курсового пулеме­та закрывалась резиновой заглушкой, которая фиксировалась всего двумя клипсами (пулемет предварительно сни­мался). Таким образом, процесс подго­товки танка к форсированию водной преграды занимал не так уж много вре­мени. Более того, масса приспособле­ний, предназначенных для форсирова­ния водных преград (те же заглушки курсовых пулеметов), оказались очень полезными в условиях степей и пустынь – препятствовали попаданию внутрь машины пыли. Существует масса сним­ков «Тигров» с установленными чехла­ми и заглушками, причем машины на­ходятся в сугубо сухопутной местнос­ти. Стык башни и корпуса герметизировался надувной резиновой проклад­кой, которая надувалось изнутри боево­го отделения обычным автомобильным насосом. Отверстие под спаренный пу­лемет закрывалось деревянной пробкой с резиновой прокладкой, похожими пробками закрывались отверстия амб­разур в крышках люков для погрузки боезапаса. Отверстия под оптический прицел пушки герметизировались из­нутри башни после снятия прицела. Стык маски и башни закрывался резиновым кольцом. Дульный тормоз закры­вался прорезиненным чехлом. Резино­вый чехол вентилятора на крыше баш­ни закреплялся шестью винтами.

Вся отверстия в крыше моторного от­деления закрывались стальными крышка­ми с резиновыми прокладками по краям. На выхлопные патрубки одевались одно­сторонние клапаны, хотя давления вых­лопных газов в принципе было бы доста­точно для предотвращения попадания воды в выхлопную систему.

Подготовка танка к форсированию водной преграды была с истинно гер­манской педантичностью прописана в многостраничной иллюстрированной инструкции. Более того, выдержки из инструкции наносились на танк. Так на внутренней поверхности крышки верх­него люка командирской башенки была изображена страница 13 инструкции по подготовке танка к форсированию вод­ной преграды – герметезация командир­ской башенки! Это изображение видно на многих фотографиях «Тигров» с от­крытыми командирскими люками.

Танк Pz.Kpfw.VI Ausf. H1 с номе­ром шасси 250495 стал последним «Тигром», оснащенным оборудованием для подводного вождения. «Тигры» более поздней постройки могли преодоле­вать броды глубиной только до 1,3 м, зато без предварительной подготовки.

©  Контент подготовлен для сайта «Войны XX века» http://war20.ru  по материалам серии брошюр «Военные машины. Тигр». При копировании контента, пожалуйста, не забудьте поставить ссылку на страницу-первоисточник сайта «Войны XX века».

Смотрите также:

Факт

В 1945 г. американцы не имели бомбардировщиков, способных нести атомные бомбы. Для этих целей было переоборудовано 15 тяжелых бомбардировщиков B-29, при этом с них пришлось снять все бронирование и оборонительное вооружение...

Понравился материал? Поддержите наш сайт!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
10.04.2017 13.48  Гость   

Спасибо, отличная статья. Я до этого читал, что <a href="https://tankwg.ru/gayd-po-nemetskomu-tt-viii-urovnya-tiger-ii/">тигр</a> очень крутой танк. Обзорчик такой попался развернутый.

10.04.2017 13.48  Гость   

Спасибо, отличная статья. Я до этого читал, что <a href="https://tankwg.ru/gayd-po-nemetskomu-tt-viii-urovnya-tiger-ii/">тигр</a> очень крутой танк. Обзорчик такой попался развернутый.

28.04.2017 14.02  Гость   

Э-э-э-э...А "Тигр-1" точно в 1945 году выпускался?

 
 
 
Танковый ас Виттман Первая мировая Лейбштандарт СС Противотанковые средства Первая САУ Стрелковое оружие Берлинский гарнизон Торпедоносцы Винтовки Второй мировой Малыш и Толстяк Хиросима Вторая мировая
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha