11.07.2014     Тяжелое вооружение и боевая техника >> Танки и штурмовые орудия

Тяжелые двухбашенные танки СМК и Т-100

За несколько месяцев до начала Второй мировой войны в СССР начались работы над тяжелыми танка­ми (СМК и Т-100), предназначенных для уничтожения любых сил противника и способных выдерживать попада­ния артиллерийских снарядов. Не­сколько конструкторских бюро в Ле­нинграде разработали свои проекты. После начала войны работы над танка­ми значительно ускорились. Были пред­ставлены несколько проектов сверхтя­желых танков, названных в честь Климента Ворошилова: КВ-3, КВ-4, КВ-5. По своей массе, количеству воо­ружения и количеству брони танки больше напоминали бронированных мастодонтов.

 

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК СМК

Прототип тяжелого танка СМК (1939)

Прототип тяжелого танка СМК (1939)

В середине 30-х годов на воо­ружение Красной Армии стали посту­пать тяжелые многобашенные танки Т-35. Танк Т-35 был создан в 1932 году инженерами КБ АВО-5 (фабрика № 185) при ленинградском заводе «Боль­шевик». Одновременно с работами над прототипом Т-35 (общее руковод­ство Н. В. Барыкова, главные конструк­торы О. Иванов и Н.В. Цейц) шли ра­боты над другими тяжелыми и сверхтяжелыми танками.

По принятой в то время клас­сификации тяжелыми считались тан­ки, масса которых превышала 30 тонн. В некоторых армиях, например, в вер­махте, танки классифицировали по ка­либру пушки. Тяжелыми в вермахте считались танки, вооруженные пуш­кой калибра 75 мм и больше.

В главном БК ОАТ в Москве разработали 50-тонный тяжелый танк Т-30 (1930-1932). В «шарашке» БК ОГПУ создали  проект 75-тонного танка. Немецкий инже­нер Э. Гроте, который первоначально руководил АВО-5, кроме эксперимен­тальной машины ТГ-1 (1931 г.) спроек­тировал тяжелые танки ТГ-3 и ТГ-5. Уже в 1932-1934 годах, в соответствии с первой танковой про­граммой на 1929-32 годы было создано несколько вариантов сверхтяжелого танка Т-39. Отдельные конструк­торы и фирмы (итальянская фирма Ansaldo, инженер Э. Гроте, советские инженеры Л.С. Трояков и полковник Ж.Я. Котин) также представили соб­ственные проекты сверхтяжелых тан­ков, но ни один из них не получил воп­лощения в металле.

После некоторых доработок в 1933 году появились два очередных прототипа Т-35-1 и Т-35-2. Затем всю техническую документацию передали на Харьковский Паровозостроитель­ный Завод (ХПЗ) имени Коминетрна и там в 1934 году начался штучный вы­пуск первого варианта танка, известно­го под обозначением Т-35А. Хотя Т-35А еще не вполне отвечал требованиям военных, решением Совета Труда и Обороны (СТО) от 11.08.1933 машину приняли на вооружение РККА. Маши­ну предполагалось выпускать до при­нятия на вооружение еще более вну­шительного (с усиленным вооружением и бронированием) сверхтяжелого танка. Кроме того, было предписано продолжить работы по совершенствованию Т-35.

В ходе эксплуатации серийных танков Т-35 в 1935-1937 годах выявились многочисленные недостатки кон­струкции. Опыт боев в Испании, куда было отправлено около сотни легких танков Т-26, показал, что повсеместное распространение получила противотан­ковая артиллерия и танкам требовалась более толстая броня. 25 июля 1937 года Правительство поручило конструкто­рам ХПЗ спроектировать новый вари­ант Т-35, имевший толщину брони кор­пуса и башен порядка 45-55 мм. Поскольку работы по совершен­ствованию Т-35 задерживались, Авто­бронетанковое управление (АБТУ, пре­жнее УММ) привлекло к работам инженеров из Ленинградского Кировс­кого Завода (ЛКЗ) и Завода №185 им. С.М. Кирова. В ходе многочисленных совещаний и встреч, состоявшихся в феврале-мае 1938 года в АБТУ, Народ­ном Комиссариате Обороны (НКО) и даже в Кремле с участием высших представителей ЦК ВКП(б) и Совнар­кома, были определены тактико-техни­ческие характеристики, сроки и другие детали. В итоге появилась «Система бронетанкового вооружения РККА», вошедшая в состав 3-го пятилетнего плана (1938-1942) и утвержденная 7 августа 1938 года в Комитете Обороны при СНК. Новый танк определялся в «Системе» как «гусеничный истреби­тель/танк прорыва, призванный заменить машины типа Т-28 и Т-35». На основании утвержденного техническо­го задания КБ Н.Ф. Барыкова (Завод № 185) приступил к созданию сверхтяжелого танка Т-100 (Объект 100 - Изде­лие 100). Одновременно, в специаль­ном конструкторском бюро (СКБ-2) на ЛКЗ, возглавляемом инженером Жозефом Котиным, велись работы над тан­ком СМК (Сергей Миронович Киров). Главным конструктором проекта был инженер А.С. Ермолаев. Первоначаль­ный проект СКБ-2 предусматривал создание тяжелого трехбашенного танка, вооруженного одной 76,2-мм и двумя 45-мм пушками. Толщина брони танка должна была составлять 60 мм, что за­щищало бы танк от трехдюймовых сна­рядов. Открытая подвеска была унифи­цирована с Т-35. Прототип должен был быть готов 1 мая 1939 года. 11 октября 1938 года специальная комиссия оглядела деревянный полномасштабный макет, а 9 декабря 1938 года в Кремле продемонстрировали модель танка. Как вспоминали участники демонстрации, Сталин приказал убрать с танка одну башню с 45-мм пушкой и увеличить толщину брони, а также закрыть бронеэкраном подвеску. Это потребовало практически полностью переработать проект. Кроме двух башен вместо трех танк получил торсионную подвеску. В январе 1939 года на ЛКЗ приступили к строительству двухбашенного прототи­па СМК.

30 апреля 1939 года еще не до конца собранный прототип впервые по­кинул сборочный цех. После того, как прототип был окончательно собран, 25 июля на полигоне в Кубинке его проде­монстрировали вместе с другими новы­ми танками представителям партии, НКО и промышленности. Вскоре после этого начались испытания танка.

Тем временем, 30 ноября 1939 года СССР начал войну с Финляндией. Было решено воспользоваться случаем и испытать во фронтовых условиях многочисленные новые типы вооруже­ния. В начале декабря поступил приказ отправить на фронт прототип СМК. К тому времени танк прошел 1632 км.

Сформировали экипаж, состо­явший частью из работников ЛКЗ (ме­ханик-водитель В.И. Игнатьев, мото­рист А.П. Куницын, ответственный за трансмиссию А.Г. Тетерев), а частью из кадровых танкистов. Командиром эки­пажа назначили старшего лейтенанта Н. Петина (заместитель, лейтенант Могиленко). 13 декабря 1939 года СМК прибыл на фронт и вместе с прототи­пами Т-100 и KB вошел в состав осо­бой роты тяжелых танков капитана И.И. Колотушкина. Рота входила в состав 91 -го танкового батальона 20-й отдельной бригады тяжелых танков. Действия роты лично контролировал П.К. Воро­шилов (сын наркома) и начальник АБТУ, комкор Д.Г. Павлов.

Первый бой танк СМК провел 17 декабря 1939 года в районе Бобоши­но, около железнодорожной станции Перкияври (в настоящее время Кирил­ловское). Линия обороны противника, занимаемая 1-м батальоном 15-го пе­хотного полка, проходила между озе­ром Сумаярви и незамерзающим боло­том Мунасуо. На этом участке финны организовали восемь дотов, в том чис­ле два очень мощных: № 4 (называемый финнами «Poppius», а русскими «Вели­кан») и №5 («Miljoona»). За действия­ми 20-й бригады со специально обору­дованного командного пункта следили командующий Северо-Западным Фрон­том С.К. Тимошенко, командующий ЛенВО К.А. Мерецков, а также секре­тарь ленинградского комитета партии А.А. Жданов. На КП также присутство­вали начальник АБТУ, комкор Д.Г. Пав­лов и Ворошилов-младший.

19 декабря, в ходе очередной атаки на финские укрепления на высо­те 65,5 под Суммой, танк СМК успеш­но прошел через полосу финской обо­роны, но затем подорвался на фугасе и потерял ход. Экипаж покинул повреж­денную машину.

Поврежденный СМК простоял на месте два с половиной месяца. Фин­ны предприняли несколько попыток отбуксировать в тыл необычный танк, как они обычно поступали с трофейной советской бронетехникой. Однако у финнов не оказалось под рукой доста­точно мощного буксира, кроме того, советская артиллерия постоянно обстреливала этот участок фронта. О по­пытках финнов обследовать поврежденный танк советской стороной по­зднее было сложено несколько легенд (например, история о загадочно пропав­шем люке механика-водителя), но фин­ские архивы не содержат каких-либо материалов об этом. Немецкая развед­ка, уже начавшая в то время активно интересоваться Красной Армией, оче­видно «проспала» танк, поскольку в распоряжении немцев оказались лишь смутные упоминания о наличии у рус­ских стотонных танков. В официальных документах немецкого Министерства вооружений (Heereswaffenamt), в ката­логе D 50/12 «Kermblaetter Fremdegeraet» танк СМК фигурировал а виде модификации Т-35С с номером 752(r). В определителе «Panzer-ErkennungstafeL 2. Die Sovietrussische Panzerwaffe. Anlage zu H. Div.469/2a» помещена сильно заретушированная фотография Т-35, сделанная, по всей вероятности, шведским корреспонден­том. Тактико-технические характерис­тики танка определялись немецкой раз­ведкой очень приблизительно. Например, по немецким данным масса танка составляла 45 тонн, то есть на 10 тонн меньше действительного значе­ния, а габариты, напротив, оказались значительно завышены. Хотя после на­чала войны с Советским Союзом нем­цы нигде и никогда не сталкивались с СМК, танки этого типа еще долго фи­гурировали в разведывательных материалах Гелена, а также в официальных таблицах-определителях. Среди немец­ких солдат и военных журналистов на протяжении 1941 года еще долго цир­кулировали слухи о таинственных рус­ских супертанках.

Поврежденный СМК был отбит советскими войсками лишь в декабре 1940 года, когда Красная Армия прорва­ла линию фронта и заставила финнов начать отступление. 26 февраля танк осмотрел представитель АБТУ А.Ф. Шпитанов. Он осмотрел поврежденное днище и обнаружил отсутствие внут­реннего оборудования. В двигательное отделение добраться не удалось, так как танк был засыпан снегом и, возможно, заминирован. В начале марта к танку подошел целый эвакуационный отряд. Отремонтировать танк на месте не представлялось возможным, поэтому машину с большим трудом отбуксиро­вали к железнодорожной станции Перкярви с помощью шести Т-28. Тут вы­яснилось, что не существует подъемного крана и вагонов, рассчитан­ных на перевозку столь тяжелой машины. Поэтому танк разобрали (местами даже разрезали) и по частям отправи­ли на ЛКЗ, где от его восстановления отказались. Таким был конец одного из «ленинградских монстров».

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА СМК

Масса 55 тонн, экипаж 7 человек. Габариты: длина 875 см, ширина 336 см, высота 335 см, клиренс 50 см.

Вооружение: 1 76,2-мм пушка Л-11 образца 1939 года со спаренным 7,62-мм пулеметом ДТ и еще один ДТ (первоначально 12,7-мм ДК) в главной башне (круговой сектор обстрела, угол склонения/возвы­шения -7:+35 град); 1 45-мм пушка образца 1932 года спаренная с пулеметом ДТ во второй башне (сектор обстрела 270 град, угол склонения/возвышения -7:+25 град); 1 курсовой пулемет ДТ. Боекомплект 150 выстрелов калибра 76,2 мм, 300 выстрелов калибра 45 мм, 3969 патронов к пулеметам.

Тяжелый танк СМК

Тяжелый танк СМК

Прицелы и другие опти­ческие приборы: два прицела ПОП, перископ ПТ-1, смотровые щели.

Броня: кле­панная, частично сварная из прокатанных и литых плит разной толщины; лоб корпуса 60-40 мм, борта и корма 60 мм, днище 20-30 мм, крыша 20 мм; главная башня той же толщины, малая башня (нет данных).

Двигатель: карбюратор­ный четырехтактный 12-цилиндровый V-образный жидкостного охлаждения ГАМ-34БТ. Диаметр цилиндров 160 мм, ход поршня 190 мм, объем 45800 куб.см, максимальная мощность 850 л.с. при 1850 об./мин. Топливо: бензин, емкость ба­ков более 1200 л, расход топлива около 600 л на 100 км.

Трансмиссия: главный фрикцион сухой, многодисковый, коробка передач механическая, 5 передач впе­ред, 1 назад, рулевое управление бортовые фрикционы с ленточными тормоза­ми, бортовые планетарные передачи.

Ходовая часть: независимая торсионная подвеска, 8 пар сдвоенных опорных катков с внутренней амортизацией, 4 пары сдвоенных поддерживающих катков, ведущие колеса сзади, направляющие коле­са с механизмом натяжения гусениц спереди. Гусеницы цельнометаллические, одношкворневые, одногребневые, каждая гусеница состояла примерно из 120 тра­ков. Ширина гусеницы 700 мм, шаг 170 мм, опорная длина 585 см, колея 2 70 мм.

Электрооборудование: одножильное, напряжение 12 В.

Связь: радиостанция 71-ТК-3, танкофон ТПУ-6.

Удельная мощность 15,5 л.с./т, максимальная скорость по шоссе 35 км/ч, запас хода по шоссе 220 км, по пересеченной местности 160 км.

Преодоление преград: удельное давление на грунт 0,7 кг/кв.см, склон 30 град., ров около 300 см, брод до 170 см.

 

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК Т-100

На основании техзадания АБТУ конструкторский коллектив Н.В. Бары­кова с Завода № 185 приступил к про­ектированию альтернативного тяжело­го танка, получившего название «Объект 100» или Т-100. Как и СМК, танк Т-100 должен был иметь три баш­ни и нести 60-мм броню, защищавшую машину от трехдюймовых снарядов. Вооружение танка состояло из одной 76,2-мм пушки, помещенной в цент­ральной башне и имевшей круговой обстрел, и двух 45-мм пушек, которые находились в башнях второго уровня, имевших ограниченный сектор обстре­ла. Главным конструктором проекта назначили инженера Е.С. Палея.

10 октября 1938 года, в соответ­ствии с утвержденным графиком работ, специальная комиссия под руковод­ством заместителя начальника АБТУ, военного инженера I ранга Б.М. Коробкова ознакомилась с проектом и утвер­дила готовый деревянный макет в натуральную величину. Тем временем, 9 декабря 1938 года во время совещания в Кремле Сталин приказал уменьшить количество башен с трех до двух. Ба­рыков начал перерабатывать проект под две башни, что потребовало полностью пересмотреть конструкцию танка.

Первый прототип танка Т-100

Первый прототип танка Т-100

В итоге танк Т-100 стал весить 58 тонн, толщина брони составляла 60 мм. Броня танка полностью защищала его от бронебойных снарядов 37-мм и 50-мм пушек, а также выдерживала попадания 76-мм снарядов на расстоя­ниях больше 500 м. Танк был вооружен 76,2-мм пушкой Л-10 образца 1938 года, одной 45-мм пушкой и тремя пулеметами калибра 7,62-мм, причем один пулемет монтировали внутри вра­щавшейся командирской башенки. Хо­довая часть танка состояла из обрезиненных опорных катков большого диаметра, независимо подвешенных на рессорах. Подвеску снаружи ничего не закрывало. Поскольку танкового двига­теля нужной мощности не нашлось, на танк установили модифицированный самолетный двигатель АМ-34 конст­рукции А. Микулина, получивший обо­значение ГАМ-34БТ. Двигатель оказал­ся не слишком удачным и в дальнейшем танк сильно страдал от различных тех­нических недостатков.

Сборку прототипа начали в ян­варе 1939 года. Бронекорпус и башни изготовили на Ижорском заводе. А. Вет­ров, бывший в то время полковником, вспоминает: «Вместе с членом воен­ной комиссии Комитета обороны, май­ором Л.М. Китаевым мы выехали на заводы, где изготавливались опытные экземпляры тяжелых танков СМК и Т-100. Следовало выяснить причины, по которым срывались сроки работ: В про­сторном экспериментальном цеху нас встретил директор завода и большой энтузиаст своей работы, военинженер I ранга Н.В. Барыков. Прежде всего, нас проводили к почти готовому двухбашенному танку Т-100. Барыков сооб­щил нам, что правительственное зада­ние по проектированию и сборке танка практически выполнено. Как и виден­ный нами раньше танк СМК, прототип Т-100 будет вооружен 76-мм и 45-мм пушками и тремя пулеметами. Толщина брони и скорость те же, что у СМК, однако Т-100 весит на 3 тонны больше, чем это предусматривалось техзаданием. Остаток дня мы провели, лично осматривая машину. После KB танк Т-100 казался слишком массивным, по ряду параметров он уступал СМК. О резуль­татах нашей инспекции мы доложили, прежде всего, секретарю городского комитета партии, а после возвращения в Москву - также начальнику АБТУ, комкору Д. Г. Павлову.

1 июля (на месяц позже запла­нированного срока) Т-100 был полнос­тью готов. В тот же день начались за­водские испытания танка. 20 сентября 1939 года танк Т-100 продемонстриро­вали наркому обороны К.В. Ворошило­ву, а также представителям оборонной промышленности. Демонстрация про­ходила на танковом полигоне в Кубин­ке. Затем последовал новый цикл испы­таний, во время которого танк прошел 1400 км. Будущее танка оставалось не­ясным, хотя все уже понимали, что кон­курирующий СМК и совершенно но­вый однобашенный KB по многим параметрам превосходят его.

В ноябре по результатам срав­нительных испытаний средних и тяже­лых танков (в том числе СМК и Т-100) Ворошилов, нарком тяжелой промыш­ленности А. Малышев и нарком сред­ней промышленности И. Лихачев от­правили в Политбюро ВКП(б) следующее донесение: «советские кон­структоры за короткое время достигли впечатляющих результатов, создав тан­ки, которые не имеют себе равных».

В декабре 1939 года Т-100, так­же как СМК и KB, отправили в Фин­ляндию, где он действовал в составе 1-й роты тяжелых танков 91-го батальона 20-й танковой бригады.

Экипаж танка Т-100 составляли: командир, лейтенант Пётр Астахов, ба­шенные стрелки Артамонов и Козлов, передний стрелок-радист Смирнов (все военные), механик-водитель Дмитрий Плюхин, заместитель механика-водите­ля Агапий Дрожжин и моторист Иван Капланов (работники Завода № 185).

Иногда в испытаниях участвовал Евге­ний Рощин, также работник Завода №185. Перед отправкой танка на фронт провели его первую модификацию. Вместо старой пушки Л-10 установи­ли более удачную 76,2-мм пушку Л-11 образца 1939 года, имевшую более длинный ствол и большую начальную скорость снаряда. Одновременно не­сколько измелилась конфигурация мас­ки пушки, а также сделаны другие из­менения.

В первом бою Т-100 участвовал 17 декабря 1939 года вместе с другими прототипами. Бой шел в районе Готиннена. 19 декабря во время прорыва фин­ской обороны под Суммой, танк полу­чил не менее семи попаданий противотанковых снарядов калибра 37-40 мм, однако ни один снаряд не смог пробить броню и, вообще, танк не по­лучил никаких повреждений. Наступа­ющие танки беспрепятственно прошли через позиции финнов, но оказались отсечены от пехоты. Тем временем, СМК наехал на мину и потерял ход. Экипаж Т-100 попытался взять повреж­денный танк на буксир, но тщетно. Видя безуспешность попыток, «сотка» подошла вплотную к СМК и прикры­вала огнем экипаж, покидавший обез­движенный танк. Аварийный люк на Т-100 открыть не удалось, поэтому семеро танкистов СМК были приняты на борт через люк в меньшей башне. Отстреливаясь из пушек и пулеметов от наседавшей финской пехоты, танк Т-100 двинулся назад. Через несколько сотен метров внезапно заглох двига­тель, как выяснилось, сгорело одно маг­нето. Плюхину и Дрожжину удалось устранить неисправность, и танк пошел дальше, беспрепятствеино вернувшись на исходные позиции. За этот бой чле­ны экипажей обоих танков получили медали, СМК остался стоять среди финских позиций до марта 1940 года, а Т-100 отправили назад в Ленинград для устранения замеченных недостатков и ремонта двигателя. 10 февраля 1942 года машина снова прибыла на фронт. С 22 февраля по 1 марта 1940 года танк снова действовал вместе с прототипом KB в составе 20-й танковой бригады. В ходе второго этапа боев танк прошел 155 км (суммарный пробег 1745 км), а на броне насчитали 14 следов от сна­рядов.

После заключения перемирия, танк Т-100 снова отправили на завод, где его в очередной раз отремонтиро­вали и заменили двигатель. Планиро­валось провести полную модернизацию танка. Уже в январе заместитель Воро­шилова, командарм Г.И. Кулик прика­зал установить на танк вместо 76,2-мм пушки 152-мм гаубицу М-10, тяжелые снаряды которой лучше подходили доя уничтожения укреплений и загражде­ний.* К середине марта создали новую башню, вмещавшую 152-мм гаубицу. Оснащенной такой башней танк должен был получить обозначение Т-100-3. Однако в связи с прекращением войны с Финляндией и принятием на воору­жение танка KB-2, комкор Павлов при­казал свернуть все дальнейшие работы над танком Т-100 и объявил танк бес­перспективным.

В момент начала войны с Гер­манией танк Т-100 стоял на территории ленинградского завода № 174, а в июле 1941 года его отправили на Челябинс­кий Тракторный Завод («танкоград»), где он оставался до конца войны, пос­ле чего следы танка теряются.

Прототип Т-100, вооруженній 152-мм гаубицей

Прототип Т-100, вооруженный 152-мм гаубицей

В декабре 1939 года Завод № 185 получил задание Военного Совета Северо-Западного Фронта построить второй экземпляр, представлявший со­бой специальный саперный танк. Пер­воначально планировалось, что на шас­си Т-100 будет создан мостоукладчик, а также многоцелевой тягач, приспо­собленный для перевозки саперного оборудования и эвакуации поврежден­ных танков под огнем противника. Уже первые дни боев в Финляндии показа­ли необходимость иметь в распоряже­нии машины подобного назначения. В ходе проектирования танка изменилось его назначение и характеристики. По предложению начальника АБТУ было предложено установить на шасси крупнокалиберное орудие (130-152 мм), снаряды которого могли бы эффектив­но подавлять бетонные укрепления. В результате танк фактически превратился в тяжелую самоходную установку. После предварительных расчетов вы­бор пал на 130-мм корабельную пушку Б-13, созданную и выпускавшуюся ле­нинградским заводом «Большевик». Барыков получил одобрение со сторо­ны ВС СЗФ на изменение конструкции. Пушка Б-13 при массе 12,8 тонн (с лафетом и щитком) имела поршне­вой затвор и ствол длинной 55 калиб­ров. Снаряд массой 33,4 кг развивал начальную скорость 870 м/с, что обес­печивало дальнобойность 25,6 км (139 кабельтовых). Несмотря на выстрелы раздельного заряжания, практическая скорострельность пушки с расчетом 11 номеров составляла 7-8 выстрелов в минуту. На Т-100 планировалось уста­новить специальный танковый вариант пушки Б-1ЗС2, несколько облегченный, поскольку и так масса машины дости­гала 64 тонны. Самой серьезной про­блемой было заряжание пушки. Ору­дийный расчет состоял из двух наводчиков (каждый из которых наво­дил пушку в одной плоскости, а один дополнительно исполнял обязанности командира машины) и двух заряжаю­щих, экипаж дополняли механик-води­тель и моторист, занимавшие места на посту управления. Чтобы облегчить заряжание пушки в боевом отделении разместили пневматический досыла-тель со складной кареткой. Более лег­кую гильзу с метательным зарядом до­сылали вручную. Возимый боекомплект составлял 30 выстрелов.

Тяжелая САУ СУ-100-Y

Тяжелая САУ СУ-100Y

В январе 1940 года была подго­товлена техническая документация на машину Т-100-Х. На Ижорском Заводе заказали один корпус. Ходовую часть с подвеской изготавливали на ЛКЗ. Мно­гие детали танка в ходе подготовке к сборке упрощали и модифицировали. В результате конструкция машины изме­нилась настолько, что ей стало возмож­ным сменить обозначение с Т-100-Х на T-100-Y (позднее машина стала назы­ваться СУ-100Y, поскольку пушка рас­полагалась не в башне, а в неподвиж­ной рубке). Корпус танка доставили с Ижорского завода 24 февраля. 1 марта начали сборку машины. Сборка шла ударными темпами и танк был готов уже 14 марта - два дня спустя после подписания перемирия с Финляндией.

Судьбу машины в 1940-1945 го­дах точно проследить не удалось. Мож­но утверждать, что в 1940 году само­ходка прошла полный цикл испытаний на полигоне в Кубинке. По данным не­которых авторов машину отправили в Одессу, чтобы использовать ее в ходе намечавшегося воссоединения Молда­вии. T-100Y должен был подавлять дол­говременные укрепления противника огнем прямой наводкой. Поскольку объединение Молдавии прошло гладко, орудие использовали для стрельбы по плавающим целям. Осенью 1941 года орудие использовали в ходе битвы под Москвой. В настоящее время T-100-Y (СУ-100Y) находится в коллекции тан­кового музея в Кубинке.

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Т-100

Масса 58 тонн, экипаж 6 человек. Габариты: длина 838 (850) см, ширина 340 см. высота 342 см, клиренс 45(53) см.

Вооружение: 1 76,2-мм пушка Л-10 образца 1938 года со спаренным 7,62-мм пулеметом ДТ в главной башне (круго­вой сектор обстрела, угол склонения/возвышения -4+12 град); 1 45-мм пушка образца 1932 года спаренная с пулеметом ДТ во второй башне (сектор обстрела 270 град, угол склонения/возвышения -7+25 град); 1 пулемет ДТ в башенке на крыше главной башни. Боекомплект 150(120) выстрелов калибра 76,2 мм, 300(393) выстрелов калибра 45 мм, 3528 (4284) патронов к пулеметам.

Прицелы и другие оптические приборы: два прицела ПОП, перископ ПТ-1, смотровые щели.

Броня: клепанная из прокатанных и литых плит разной толщины; лоб, борта и корма корпуса 60 мм, днище и крыша 20 мм; главная башня той же толщины, малая башня (нет данных).

Двигатель: карбюраторный четырехтактный 12-цилинд-ровый V-образный жидкостного охлаждения ГАМ-34БТ. Диаметр цилиндров 160 мм, ход поршня 190 мм, объем 45800 куб.см, максимальная мощность 850 л.с. при 1850 об/мин. Топливо: бензин, емкость баков более 1270 л, расход топлива около 600 л на 100 км.

Трансмиссия: главный фрикцион сухой, многодисковый, коробка передач механическая, 5 передач вперед, 1 назад, рулевое управление бортовые фрикционы с ленточными тормозами, бортовые одноступенчатые передачи.

Ходовая часть: независимая подвеска на плоских рессорах, 8 пар сдвоенных опор­ных катков диаметром 730 мм с резиновым бандажом, 5 пар сдвоенных поддер­живающих катков, ведущие колеса сзади, направляющие колеса с механизмом натяжения гусениц спереди. Гусеницы цельнометаллические, одношкворневые, одногребневые, каждая гусеница состояла из 109 траков. Ширина гусеницы 730 мм, шаг 170 мм, опорная длина 620 см.

Электрооборудование: одножильное, на­пряжение 12-24 В.

Связь: радиостанция 71-ТК-3, танкофои ТПУ-6.

Удельная мощность 15,3 л.с./т, максимальная скорость по шоссе 36-38 км/ч, запас хода по шоссе 200 км, по пересеченной местности 120 км.

Преодоление преград: удель­ное давление на грунт 0,68 кг/кв.см, склон 42 град, ров около 400 см, стена 120-130 см, брод 100-120 см.

(Материал подготовлен для сайта «Войны XX века» © http://war20.ru  по книге «Торнадо. Армейская серия. КВ – советский тяжелый танк». При копировании статьи, пожалуйста, не забудьте поставить ссылку на страницу-первоисточник сайта «Войны XX века»).

Смотрите также:

Факт

В 1945 г. американцы не имели бомбардировщиков, способных нести атомные бомбы. Для этих целей было переоборудовано 15 тяжелых бомбардировщиков B-29, при этом с них пришлось снять все бронирование и оборонительное вооружение...

Понравился материал? Поддержите наш сайт!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
 
 
 
Танковый ас Виттман Первая мировая Лейбштандарт СС Противотанковые средства Первая САУ Стрелковое оружие Берлинский гарнизон Торпедоносцы Винтовки Второй мировой Малыш и Толстяк Хиросима Вторая мировая
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha