03.12.2013     Стрелковое и ручное оружие >> Противотанковое оружие

"Базука" - первый противотанковый гранатомет

Солдат с

Солдат с "Базукой" М1

«Базукой» американские конструкторы назвали в 1942 г. созданный ими ручной гранатомёт М1, ставший в дальнейшем родоначальником совершенно нового вида оружия, которое до сих пор остаётся главным противотанковым средством пехоты во всех без исключения армиях мира.

 

РОЖДЕНИЕ «БАЗУКИ»

До Второй мировой войны американское армейское руководство не проявляли интереса к созданию реак­тивного оружия. Хотя успешный опыт проектирования боевых ракет в США имелся ещё с конца Первой ми­ровой войны.

В межвоенный период работы по созданию реактивного оружия в США практически не велись. Только с приближе­нием новой войны среди американских военных появился интерес к нему. В 1939 г артиллерийско-техническое управление приняло решение начать работы над пехот­ным противотанковым оружием на реактивном принципе. Однако ко времени вступления США в войну американ­ская армия так ещё и не имела такого оружия.

С началом Второй мировой войны американское командование пришло к выводу, что армия остро нуждается в эффективном и достаточно компактном противотанковом оружии, которое позволило бы за­полнить брешь между винтовочными гранатами и 37-мм противотанковыми орудиями. В 1930-е гг. на вооружение армии США было принято несколько вин­товочных противотанковых гранат, стрельба которыми осуществлялась с помощью специальных насадок, кре­пившихся на ствол винтовки. Наиболее мощной из них стала кумулятивная граната М10, которая, однако, вы­зывала много нареканий. При выстреле большой раз­мер и масса (она составляла 1,6 кг) гранаты приводили к сильной отдаче, отрицательно воздействовавшей на стрелка и оружие. В те же годы в США проводились работы по созданию противотанкового оружия, осно­ванного на безоткатном принципе. На их результате отрицательно сказалось использование в боеприпасах фугасного заряда, не позволившего создать действи­тельно мощное противотанковое оружие.

Успех пришёл только в 1942 г., благодаря решению капитана Лесли А. Скиннера и лейтенанта Эдварда Г. Юла объединить боевую часть гранаты М10 и ракетный двигатель, что привело к появлению первого в мире ручного противотанкового гранатомёта. В историю новое оружие вошло под названием Bazooka («Базу­ка») — в честь гигантского тромбона комика и джазово­го музыканта Боба Бернса. Это название едва не стало нарицательным, поскольку одно время в большинстве стран мира так было принято называть вообще все ручные противотанковые гранатомёты.

Реактивная пусковая установка получила индекс М1 и полное официальное наименование 2.36-inch Anti-Tank Rocket launcher M1 —«2,36-дюймовая противотанковая ракетная установка М1», а граната для неё индекс М6. Выбор калибра — 60-мм (2.36 дюйма), был напрямую связан с гранатой M10, а точнее, с диаметром её головной части.

Востребованность нового оружия была столь вели­ка, что сразу после испытания прототипа, имевшего индекс Т1, фирма General Electric в Бриджпорте, штат Коннектикут, получила указание приступить к произ­водству реактивного гранатомёта М1 ещё за месяц до его принятия на вооружение. Официально «Базука» М1 поступила на вооружение 24 июня 1942 г. Первая партия их состояла из 5000 гранатомётов М1 и 25000 реактивных гранат М6. Впоследствии выпуск боепри­пасов был налажен на фирме E.G. Budd Company из Филадельфии, штат Пенсильвания. Спешка с началом производства была вызвана тем, что армия США го­товилась к десантной операции «Факел» («Torch») в Северной Африке.

 

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ «БАЗУКИ»

По принципу действия противотанковая реактивная пусковая установка М1 относилась к динамореактивному оружию и состояла из открытой с обеих сторон гладкостенной стальной трубы длиной 137 см, электро-воспламенительного устройства, предохранительной коробки с контактным стержнем, прицельных устройств и плечевого упора. Масса гранатомёта составляла 8 кг. Электровоспламенительное устройство, служившее для воспламенения реактивного заряда гранаты, со­стояло из двух сухих батарей (полагалось иметь за­пасной комплект), сигнальной лампочки, электропро­водки и контактного замыкателя (спускового крючка). Проводка была выполнена по однопроводной схеме, вторым проводом служила сама труба. Сухие батареи и сигнальная лампочка находились внутри плечевого упора. Сигнальная лампочка с левой стороны плече­вого упора предназначалась для контроля состояния оружия и загоралась после нажатия на спусковой крю­чок, указывая на исправность батареек и проводки.

Для удержания оружия служили пистолетная рукоятка под средней частью ствола и дополнительная рукоят­ка для левой руки спереди под стволом. На заднем срезе трубы было закреплено проволочное кольцо, предохраняющее трубу от загрязнения и облегчающее вкладывание гранаты, а также подпружиненная за­щёлка. Кроме удержания гранаты от выпадения, она выполняла функцию замыкания электрической цепи на массу.

Прицельные приспособления состояли из заднего откидного визира и симметрично расположенной по обе стороны ствола передней рамки стремя мушками. Каждая мушка соответствует определённой дальности от 100 до 300 ярдов (от 91 до 275 м).

Использовавшаяся для стрельбы реактивная граната М6 состояла из головной части с баллистическим кол­паком, кумулятивного заряда, соединительной муфты, в которой помещался инерционный взрыватель, предо­хранительной чеки, реактивной каморы с зарядом из трубчатого пироксилинового пороха, электрозапала, насадки с соплом и хвостовым оперением. Один про­вод электрозапала припаивался к контактному кольцу на баллистическом колпаке, второй к оперению ста­билизатора.

Длина гранаты 540 мм, диаметр 60 мм. Масса со­ставляла 1550 г, из которых 220 г приходилось на ВВ — пентолит, и 75 г на реактивный заряд. Бронепробиваемость — 90 мм гомогенной брони. Двигатель разгонял реактивную гранату до 85 м/с. Граната окрашивалась в оливковый цвет, в отличие от учебной M7 полностью окрашенной в черный цвет.

Каждая граната в окончательно снаряженном виде помешалась в картонную коробку, крышка которой для герметичности заклеивалась липкой лентой. 20 укупорок укладывались в деревянный ящик, на боко­вую поверхность которого через трафарет наносилась надпись: 20 ROKETS А.Т. №6. При хранении гранат требовалось оберегать их от резких толчков и ударов, не извлекать без надобности из укупорок, а при из­влечении следить за прочностью и надёжностью по­становки предохранительной чеки. Укупорка учебных гранат такая же, как и боевых, но на ящик, а также на корпуса гранат наносилась надпись: PRAC-T2.

 

ПРОЦЕСС ЗАРЯЖАНИЯ И РАЗРЯЖАНИЯ «БАЗУКИ»

Процесс заряжания «Базуки» М1 по современным меркам был достаточно сложным, Рычаг размыкателя предохранительной коробки опускался в положение «SAFE». Заряжающий доставал реактивную гранату из укупорки, после чего, отжав одной рукой подпру­жиненную защёлку, другой рукой вставлял гранату в трубу (извлекая при этом предохранительную чеку) и отпускал защёлку, которая должна была заскочить за вырез на стабилизаторе. Перед выстрелом рычаг раз­мыкателя поднимался в положение «FIRE», опуская контактный стержень, который касался контактного кольца на гранате.

После того как граната оказывалась вложенной в ствол, заряжающий должен был расположиться так, чтобы не попасть в зону действия струи газов ракетного двигателя и крикнуть стрелку «Готово». При изготовке к выстрелу, а также при переносе огня необходимо было тщательно следить за тем, чтобы позади заряженного гранатомёта не находились люди, боеприпасы или го­рючие материалы. От заряжающего требовалось быть особенно внимательным при переносе огня, чтобы не получить травму. Расчёт должен был надевать противогазные маски без фильтров и перчатки для защиты от ожогов. Делать это было необходимо в первую очередь зимой, когда из-за низкой температуры происходило неполное сгорание пороха в двигателе гранаты. Впо­следствии на смену противогазу пришла специальная защитная маска из прорезиненной ткани с очками.

Если выстрел по какой-либо причине не произошёл (отказ оружия или выход цели из зоны поражения), гранатомёт требовалось разрядить. Для этого было необходимо отжать защёлку на стволе и вынуть гра­нату, после чего вставить предохранительную чеку и развести её концы. Обращаться с гранатой, из которой извлечена предохранительная чека, следовало крайне осторожно.

 

«БАЗУКИ» ПОСТУПАЮТ НА ФРОНТ

Первую партию из 600 «Базук» в сентябре 1942 г. получили английские части в Суэце. Однако в войска они не попали, так как сразу были отправлены на склад, и впервые в боевых действиях реактивные гранатомё­ты использовали американцы только в ходе операции «Факел». Первое успешное применение «Базук» за­фиксировано в Тунисе весной 1943 г.

Кумулятивные боеприпасы с бронепробиваемостью 90 мм позволяли успешно поражать даже «в лоб» не­мецкие и итальянские танки всех типов на дальностях до 200 м. На возможностях оружия отрицательно ска­залось большое рассеивание реактивных гранат, что значительно уменьшило максимальную дальность эффективного огня. Однако этот недостаток сочли допустимым. Ознакомились с «Базуками» и немцы, которые сумели захватить несколько экземпляров. После тщательного изучения на их основе для Вер­махта были разработаны гранатомёты «Offenrohr» и «Panzerschreck».

Как и следовало ожидать, в процессе производства и эксплуатации у «Базуки», как у всякого нового оружия, выявились недостатки. Большая длина трубы созда­вала неудобства при перемещении расчёта на марше, сухие батареи электровоспламенительного устройства оказались недостаточно надёжными, а вырывающиеся из ствола раскалённые газы вынуждали использовать для защиты лица противогазную маску. Серьёзной проблемой стали и существенные конструктивные недостатки первых реактивных гранат. Имели место частые разрывы ствола при стрельбе в жаркую пого­ду, которые прекратились с изменением реактивного заряда. При низких температурах сгорал не весь за­ряд, в результате чего газы обжигали лицо стрелка. Полностью избавиться от сбоев в работе двигателя гранаты удалось только, когда был создан заряд, хо­рошо действовавший как при повышенных, так и при пониженных температурах.

 

МОДИФИКАЦИИ «БАЗУК»

Первой модернизации «Базука» подверглась спустя год после начала выпуска, когда летом 1943 г. в се­рийное производство запустили несколько улучшенную модификацию М1А1 и боеприпасы М6А1 к ней. На воо­ружение М1А1 приняли 5 июля 1943 г. Всего же с сере­дины 1942 г. по конец 1944 г, было изготовлено 112790 гранатомётов M1 и 59 932 гранатомётов М1А1.

Американский солдат с

Американский солдат с "Базукой" М1A1 и немецким "Панцершреком"

Вес М1А1 уменьшился до 6,8 кг при сохранении той же длины. Эффективная дальность огня составляла 140 м, максимальная 350 м. Расчёт состоял из двух человек — стрелка и заряжающего.

Для предотвращения разрывов трубы при выстреле, часть ее от кольца на заднем срезе трубы до середины плечевого упора была усилена обмоткой из стальной проволоки. От передней рукоятки было решено отка­заться. Для защиты стрелка от пороховых газов на переднем срезе ствола появился защитный экран из металлической сетки, вдвое превышающий диаметр ствола. Он крепился специальной защёлкой и мог легко сниматься. Из-за того, что экран на переднем торце трубы мешал наблюдению за полем боя, его редко использовали и впоследствии заменили на дульный раструб. Рамка с мушками теперь крепилась только с левой стороны ствола. Предохранительных приспо­соблений гранатомёт не имел. Было решено отказаться от размыкателя в электрической цепи. Это привело к тому, что оружие переводилось в боевое положение сразу после установки батарей и закрывания крышки батарейного отсека.

Конструкция реактивной гранаты М6А1 также претер­пела существенные изменения. Провод электрозапала, который ранее крепился к контактному кольцу на балли­стическом колпаке, теперь должен был подсоединяться к одному из двух контактов. При хранении и транспорти­ровке реактивной гранаты провод помещался в свёрну­том состоянии в стабилизаторе и разматывался только после того, как граната была вставлена в трубу. Гранаты М6А1 окрашивались в оливковый цвет. Длина новой гранаты составляла 548 мм,  масса 1,59 кг

Для обучения использовалась реактивная граната М7А1. Из-за того, что из головной части М7А1 было удалено взрывчатое вещество, чтобы компенсировать его массу в очко взрывателя ввёртывался металли­ческий стержень. Граната полностью окрашивалась в черный цвет.

Реактивные гранаты М6 и М6А1 могли использоваться только со «своими» модификациями гранатомётов, соответственно с М1 и М1А1, что вызывало трудности как со снабжением и обслуживанием «Базук», так и с обучением расчётов.

Из-за внесённых в конструкцию реактивной гранаты доработок изменился и процесс заряжания. Теперь про­вод от электровоспламенителя гранаты подсоединялся к одному из двух контактов, расположенных сзади по бокам ствола, для чего надо было только сделать пару витков вокруг него.

Массово американские войска начали получать М1А1 ко времени высадки в Нормандии и до конца 1944 г, эта модификация «Базуки» оставалась основ­ной в армии США.

Появление у немцев новых тяжёлых танков, а также наращивание брони у средних танков (толщина ло­бовой брони возросла с 40 — 60 мм до 80 — 100 мм, появились бортовые противокумулятивные экраны), заставило форсировать работы по дальнейшей модер­низации противотанкового оружия.

В июле 1943 г., на вооружение американской армии, и в первую очередь парашютистов принимается гра­натомёт 2.36-inch Rocket launcher M9, в котором постарались учесть всё недостатки предыдущих образцов. Необходимо отметить, что из официального наимено­вания «Базуки» М9 исчезло слово «противотанковый». Это свидетельствует об изменении роли гранатомёта, который теперь стал не только противотанковым ору­жием пехоты, но и её основным средством огневой поддержки, наравне с 60-мм миномётом и крупно­калиберным пулемётом.

Ствол «Базуки» М9 изготовлялся из лёгкого металла и состоял из двух частей, которые соединялись вместе только перед стрельбой, а на марше гранатомёт пере­носился в разобранном состоянии. Хотя длину трубы увеличили до 1550 мм, на массе оружия это не отра­зилось. Слишком чувствительные к сырости и холоду батареи заменили на смонтированный в пистолетной рукоятке более надёжный индукционный генератор. На левой стороне рукоятки поместили рычажок предо­хранительного механизма. При заряжании «Базуки» его сдвигали вниз в положение «SAFE», а перед вы­стрелом поднимали в положение «FIRE».

Взамен деревянного «Базука» М9 получила лёгкий алюминиевый плечевой упор рамочного типа, а вме­сто защитного щитка установили раструб. Простейшие прицельные приспособления сменил крепившийся на складном основании к стволу слева оптический прицел, позволявший осуществлять прицеливание на дистан­циях от 46 до 640 м.

Американский парашютист с

Американский парашютист с "Базукой" М1А1

На основе опыта боевых действий в Италии при­нимаются меры по увеличению бронепробиваемости. Выяснилось, что «Базуки» не могут пробить лобовую броню «Тигров» и «Пантер», толщина которой достигла 100 — 180 мм, а навесные экраны сделали практически невозможным поражение танков в борт. По сообщению наблюдателя американского артиллерийско-технического бюро, во время боёв на Сицилии в 1943 г,, «Тигр» удалось подбить лишь по­сле точного попадания из «Базуки» в смотровую щель механика-водителя.

В результате предпринятых мер для М6А1 появилась новая реактивная граната с округлой головной частью М6А3. Её появление было вызвано стремлением умень­шить возможность рикошета при попадании в цель под большими углами. Изменения претерпели стабилиза­тор, заменённый на цилиндрический [что положительно сказалось на устойчивости гранаты в полете) и об­лицовка кумулятивной выемки. Замена стали на медь в облицовке позволила повысить бронепробиваемость до 100 мм гомогенной брони (правда, в идеальных условиях, т.е. под углом попадания 90 градусов). М6АЗ весила 1,53 кг и имела длину 47,5 см. В остальном из­менений не было. Двигатель гранаты, несмотря на то, что сгорание метательного заряда заканчивалось до вылета гранаты из пусковой трубы, позволял разогнать её до 85 м/с. Этого было достаточно, чтобы достичь дальности стрельбы 350 м. Эффективная дальность составляла 110 м.

Кроме того, увеличилась номенклатура боеприпасов для «Базук» — к противотанковым добавились дымо­вые и противопехотные осколочные гранаты, что позволило значительно повысить боевые возможности оружия. Начинённые белым фосфором гранаты М19А1 и М10, кроме создания дымовой завесы, обладали не­плохим зажигательным действием. Дымовые гранаты М225, снаряжённые дымовыми зарядами красного, жёл­того, фиолетового и зелёного цвета, активно использо­вались для целеуказания. Кроме того, на вооружение были приняты сконструированная на основе М10 зажи­гательная граната Т31 и снаряжённая фосгеном хими­ческая М26 (на основе М10А2). Для обучения служила реактивная граната М7АЗ. В отличие от М7А15 граната окрашивалась в два цвета — в оливковый двигатель­ный отсек и в голубой – головная часть.

«Базуку» М9А1 приняли на вооружение в апреле 1944 г. Она имела полную длину 1550 мм (527 мм в ра­зобранном положении) и массу 7,2 кг. Для стрельбы использовались реактивные гранаты М6А3/С и М7А1. Заряд гранаты М6А3/С из 226 г пентолита позволил поражать броню толщиной до 120 мм. Скорость бо­еприпасов от 82 до 85 м/с. Эффективная дальность огня составляла 110 м, максимальная — до 350. Ско­рострельность 10 выстрелов в минуту.

Первыми гранатомёты М9 в августе 1944 г. получи­ли американские десантные подразделения на юге Франции. К этому же времени относятся и первые случаи их боевого применения. До октября 1944 г, «Базуки» М9 и М9А1 начали поступать и в другие ча­сти, а с января 1945 г. они уже в большом количестве имелись на вооружении боевых подразделений, осо­бенно пехотных, разведывательных и десантных. В то же время на вооружении подразделений управления, обслуживания и снабжения до конца войны остава­лись «Базуки» М1А1.

Основное производство базук М9 и М9А1 было на­лажено на фирме General Electric, однако в июле 1944 г. с заводом Cheney Bigelow Wire Works в Спрингфил­де, штат Массачусетс, заключили контракт на выпуск 40000 таких гранатомётов. Производство М9А1 нача­лось на обеих фирмах в сентябре 1944 г. Однако из-за того, что наладить массовый выпуск М9 не удавалось до августа 1944 г., на General Electric продолжалось производство «Базуки» М1А1.

В апреле 1945 г. приняли на вооружение послед­нюю модификацию 60-мм «Базуки», получившую индекс М18. Основным отличием нового гранатомёта (внешне он практически не отличался от М9А1) стало использование алюминия при производстве ствола.

Это позволило снизить массу «Базуки» более чем на два килограмма и сделало её менее подверженной влиянию тропического климата. Среди внешних от­личий были: замена проволочного кольца на заднем срезе трубы коническим раструбом, что облегчило заряжание; установка резинового наглазника и за­щитной крышечки на прицел, изменение расположе­ния шкалы прицела. До расторжения контракта на их производство после капитуляции Японией, на фронт для испытаний успело попасть 350 гранатомётов этой модификации. Всего было выпущено 26087 «Базук» М9, 277819 М9А1 и 500 М18.

 

УКРЫТИЯ ДЛЯ РАСЧЕТОВ «БАЗУК»

Несколько слов необходимо сказать о специально разработанных укрытиях для расчетов «Базук». На­личие опасной зоны за гранатомётом — около 23 м у 60-мм и около 32 м у 88,9-мм — затрудняло его ис­пользование в окопе. Для безопасного обращения с этим оружием у окопа или стрелковой ячейки тыльный бруствер должен был быть очень низким или вовсе отсутствовать. В ходе Второй мировой войны амери­канцы спроектировали два типа стрелковых ячеек для «Базук».

Расчет гранатомета М9. Стрелок готовится произвести выстрел, в то время, как заряжающий достает из укупорки следующую гранату.

Расчет гранатомета М9. Стрелок готовится произвести выстрел, в то время, как заряжающий достает из укупорки следующую гранату.

Одна представляет собой круглую яму диметром 120 см и глубиной 105 см, в середине кото­рой делается дополнительное углубле­ние диаметром и глубиной 60 см. Бруствера это укрытие, рассчитанное на двух человек, не имело. При обстреле расчёт мог достаточно надёжно укрыть­ся, сев на дно ячейки и опустив ноги в центральное углубление.

Вторая имела более сложное устрой­ство. Стрелковой ячейкой для расчёта «Базуки» служила яма диметром 90 см и глубиной 105 см, окружённая брустве­ром высотой около 30 см. В момент вы­стрела заряжающий мог пригнуться и, укрывшись за бруствером, находиться ниже стрелка вне опасной зоны. Однако ячейка не обе­спечивала защиту расчёта при обстреле. Для этого по обе стороны от неё на расстоянии 150 см были отрыты одиночные окопы (т.н. one-men foxhole).

 

«БАЗУКИ» В ВООРУЖЁННЫХ СИЛАХ США

«Базуки» М15 М1А1, М9 и М9А1 оставались в аме­риканской армии основным средством борьбы пехо­ты с танками на ближних дистанциях на протяжении всей Второй мировой войны и на первом этапе войны в Корее. К концу войны боевые возможности американских войск, благодаря большой насыщенности реактивным противотанковым оружием, многократно возросли. На пехотную дивизию приходилось не менее 557 противотанковых гранатомётов, распределённых по всем подразделениям. По штату 1943 г. на пехот­ный батальон полагалось 16 «Базук». К июлю 1943 г. их число увеличили до 25, а к февралю 1944 г. до 29. Штаб батальона располагал двумя гранатомётами в штабной роте, двумя — в секции сапёрного имущества и боепитания, и одним – во взводе связи. В роте тяжёлого оружия «Базуки» были распределены сле­дующим образом — по две на пулемётный взвод (два взвода в роте) и 6 в миномётном взводе, по 2 «Базуки» на секцию,

В стрелковых ротах к 1944 г. количество гранатомётов возросло с трёх до пяти — одна «Базука» имелась на вооружение штаба роты и четыре в пехотных взводах. Командиры использовали их по-своему усмотрению в зависимости от ситуации. Хотя расчёт гранатомёта состоял из двух человек, обращаться с этим оружием могли ещё четыре человека в подразделении. А вот в противотанковом взводе число «Базук» к концу войны наоборот сократилось. Если раньше на каждый из трёх расчётов 57-мм пушек полагалось два гранатомёта, то с 1944 г. их количество сократили наполовину.

Спаренная установка

Спаренная установка "Базук" М1А1, смонтированная на джипе "Виллис"

Пехотинцы обычно сами несли «Базуки», а в других родах войск они перевозились в автомашинах. Иногда предпринимались попытки совместить гранатомёт и транспортное средство. В январе 1945 г, смонтирован­ная на джипе «Виллис» спаренная установка «Базук» использовалась в 60-м полку 9-й пехотной дивизии. Установка имела простую конструкцию — на стандарт­ной стойке для 12,7-мм пулемёта М2 четырьмя металлическими полудугами крепились на пластине два гранатомёта М1А1. Кабина джипа спереди и с боков закрывалась бронёй — вероятно, щитами от орудий, обрезанными и приваренными по месту. Расчёт этой мини-САУ состоял из трёх человек.

В Италии, в начале зимы 1945 г., одно из американ­ских подразделений использовало джип с более слож­ной конструкцией в кузове. На установке от пулемёта М2 были закреплены аж четыре «Базуки».

Наибольшее количество реактивных гранатомётов находилось в распоряжении мотопехотного батальона. На стрелковую роту в 1944 г. их полагалось 15 штук — по одной на бронетранспортёр. В полугусеничных бро­нетранспортёрах М3 и M3A1 реактивный гранатомёт крепился на правом борту над топливным баком. Ещё три «Базуки» перевозились в бронетранспортёрах штаба роты и в грузовике, принадлежавшем службе администрации, питания и снабжения. По одному гра­натомёту имелось в бронетранспортёрах командиров миномётного взвода и взвода штурмовых орудий, а также в полугусеничном бронетранспортёре развед­взвода. Во вспомогательное вооружение бронетран­спортёров М21 миномётного взвода, кроме пулемёта, был также включён реактивный гранатомёт с шестью выстрелами.

В штабах разведывательных рот пехотных и мотопе­хотных батальонов четыре «Базуки» перевозились в по­лугусеничных бронетранспортёрах. Командно-штабные машины М20 укомплектовывались гранатомётом, ко­торый помещался в боевом отделении — вдоль борта корпуса была предусмотрена укладка для М9А1 (бое­запас десять гранат М6А3).

Воздушно-десантные силы, состоявшие из парашют­ных и планёрных подразделений, после приземления могли рассчитывать на единственное противотанко­вое оружие — «Базуку». В парашютном батальоне противотанковые гранатомёты были преданы взводам стрелковых рот — по четыре на роту. По три штуки имели штабная рота батальона, пулемётный и мино­мётный взводы. Стрелковые роты планёрного бата­льона в 1943-44 гг. обладали шестью-десятью «Ба­зуками» при штабе роты. М9 и М9А1 в полной мере отвечали требованиям парашютистов, позволяя про­водить десантирование бойцов вместе с оружием и боеприпасами. Три реактивные гранаты помещались в парашютный контейнер десантника.

В частях Морской пехоты и рейнджеров «Базуки» рас­пределялись по взводам. Батальон рейнджеров распола­гал не менее чем 12 гранатомётами. У Морской пехоты их количество и распределение зависело от типа ба­тальона. Вынужденные приспосабливаться к сложным условиям Тихоокеанского ТВД Морская пехота США искала наиболее эффективное сочетание различных видов вооружения, что непосредственно отражалось на численности «Базук» в подразделениях.

Дивизия Морской пехоты по штату F (май 1944 г) располагала 172 реактивными гранатомётами М1А1 — по 43 на полк (16 штук в полковой роте оружия и 27 в трёх батальонах). В конце войны после перехода ди­визий Морской пехоты на штат G (январь — сентябрь 1945 г.) количество «Базук» сократилось до 153, но теперь это были М9А1. В этих дивизиях реактивные противотанковые гранатомёты вместе с огнемётами и подрывными зарядами собрали в штурмовых саперных взводах батальонов. По штату на взвод выделялось 12 огнемётов М2-2 и восемь «Базук».

В десантно-диверсионных батальонах морской пе­хоты реактивные гранатометы пришли на смену ПТР «Бойс».

Предпринимались попытки найти применение «Ба­зукам» в авиации и на флоте,

В авиации это делалось в частном порядке по соб­ственной инициативе пилотов, которые устанавлива­ли реактивные гранатомёты М1А1 на самолёты связи и корректировки Piper L-4 «Grasshopper» и Stinson/Consolidated L-5. На распорках под крыльями монтиро­вались от двух до шести «Базук», у которых был пере­делан механизм электровоспламенительного устрой­ства и спусковой механизм выведен в кабину.

Иногда при описании истребителей P-47D «Thunderbolt» и Р-51 «Mustang» упоминается об уста­новке на них гранатомётов «Базука». На самом деле за гранатомёты ошибочно принимают трубчатые на­правляющие М10 для запуска 114,3-мм неуправляемых ракет М-8 и МХ-241.

На флоте в августе-октябре 1943 г. по инициати­ве командира 25-й эскадры торпедных катеров были проведены испытания шестиствольной реактивной установки, получившей обозначение Mark! («Sextuple Bazooka»). Ими планировалось вооружить действовав­шие на Тихом океане торпедные катера и канонерские лодки PGM.

Поздняя модель установки Mark 1

Поздняя модель установки Mark 1

Установка Mark 1 предназначалась для борьбы с ма­лыми десантными кораблями и небольшими судами снабжения японцев. Предполагалось, что шести реак­тивных гранат будет достаточно для поражения целей такого типа.

Испытания подтвердили возможность использо­вания реактивной установки для борьбы с малыми судами, однако выявили и ряд недостатков нового оружия. Выяснилось, что, несмотря на максималь­ную дальность огня в 400 м, прицельная стрельба возможна только на дистанции до 90 м. Также отрицательно сказывалось на точности стрельоы отсутствие трассеров на реактивных гранатах, что делало невозможной корректировку огня при промахе. Но это сочли допустимым, поскольку имелась возмож­ность произвести последующие выстрелы, коррек­тирующие огонь по разрывам. Отмечались случаи не срабатывания взрывателей гранат при ударе об воду или при попадании в деревянные конструкции судна. Встал вопрос и о месте размещения установки на корабле, поскольку требовалось защитить членов экипажа, палубу и надстройки от воздействия по­роховых газов.

Пусковая установка Mark 1 состояла из двух блоков по три гранатомёта М1А1 в каждом, закреплённых по обе стороны рамы, крепившейся к вертлюгу. Вертлюг служил для наведения пусковой установки в верти­кальной и горизонтальной плоскости. Наводчик располагался между блоками и управлял установкой при помощи плечевого упора и пистолетной рукоятки со спусковым крючком, расположенных под правым бло­ком. На ранней модели установки для защиты навод­чика от пороховых газов ставились сетчатые экраны, наподобие тех, что были на М1А1. Впоследствии им на смену пришёл прозрачный щиток, закреплённый на раме между блоками. Прицел состоял из визира и передней рамки с мушками. Огонь вёлся только оди­ночными выстрелами. Пусковая установка Mark 1 об­служивалась расчётом из двух человек — наводчика и заряжающего, и могла устанавливаться на тумбу от 7,62-мм или 12,7-мм пулемётов, Для стрельбы ис­пользовались боеприпасы от «Базуки» М1А1. Плани­ровалось, что после того, как будет налажен выпуск реактивных осветительных гранат (что так и не было сделано), установку Mark 1 можно будет задейство­вать для подсветки целей ночью.

Установками Mark 1 было вооружено несколько ка­нонерских лодок PGM и торпедных катеров, в том числе из состава 25-й эскадры, которая в октябре 1943 г. отбыла на Тихий океан. Достоверных сведений об эффективности использования реактивных установок Mark 1 нет. Однако с постепенным усилением вооружения торпедных катеров — от пары крупнока­либерных пулемётов и 20-мм автоматических пушек в 1943 г., до внушительного набора из 40-, 35- и 20-мм автоматических пушек и направляющих для 127-мм ракет в 1945 г., надобность в Mark 1 отпала. Тем более это относилось к канонерским лодкам PGM, обычно воору­жённых 76-мм орудием, двумя 40-мм автоматическими пуш­ками «Бофорс», шестью 20-мм «Эрликонами» и спаренным 12,7-мм пулемётом. Для осве­щения целей ночью канонер­ские лодки и торпедные кате­ра успешно применяли 60-мм миномёты.

Если на морском театре воен­ных действий на Тихом океане «Базукам» ничем отметиться не довелось, то на сухопутном они проявили себя во всей красе. Впервые они были ши­роко применены в ходе втор­жения на Сайпан. В ночь с 15 на 16 июня 1944 г. бойцы из спецподразделений японской морской пехоты при поддержке нескольких плавающих танков «Ками» совершили вылазку и высадились в районе Гарапан на левом фланге северного побережья острова. Амери­канские морские пехотинцы, запускавшие осветительные ракеты для наблюдения за местностью, быстро обнаружи­ли танки и расстреляли их из противотанковых гранатомётов и пушек. Та же судьба постигли и танки 9-го танкового полка, участвовав­шие в крупномасштабном контрнаступлении гарни­зона острова в ночь с 16 на 17 июня. Находившиеся на острие атаки танки, вынужденные двигаться по открытой местности и хорошо видимые при свете вы­пущенных с кораблей осветительных снарядов, были остановлены огнём «Базук» и 37-мм пушек.

Бои на Тихоокеанском ТВД продемонстрировали уязвимость японских лёгких и средних танков — эти машины спокойно поражались огнём противотанковых гранатомётов, танковых и противотанковых пушек. Осо­бенно уязвимы японские танки оказались в джунглях, где расчёты «Базук» могли действовать из укрытий.

 

ЯПОНСКИЙ ОТВЕТ

В Японии, изучив захваченные в 1943 г. американские гранатомёты и полученные от немцев «Panzerschreck», приступили к созданию собственного реактивного противотанкового оружия, К середине следующего года работы были закончены и после испытаний в июле 1944 г. на вооружение японской императорской армии поступил 70-мм реактивный гранатомёт Тип 4.

Как и «Базука» M9, японцы сделали свой гранато­мёт разборным. В собранном виде Тип 4 имел длину 1500 мм и весил 8 кг. К передней половине ствола кре­пились сошки от ручного пулемёта Тип 99, к задней — пистолетная рукоятка и ударно-спусковой механизм. Однако у японского образца были два существенных отличия, делавшие его не похожим на немецкий и аме­риканский аналоги. Стабилизация ракеты в полёте осу­ществлялась не при помощи хвостового оперения, а за счёт вращения гранаты, вызванного истечением по­роховых газов из наклонных сопел в камере сгорания. Конструкция боеприпаса и его внешний облик имели много общего с 203-мм реактивным снарядом.

Реактивная граната кумулятивного действия состоя­ла из головной части с баллистическим колпачком, ударного взрывателя (аналогичного взрывателю 81-и 90-мм миномётных мин), цилиндрического корпуса, реактивного двигателя, диафрагмы и соплового дна. Граната длиной 359 мм и диаметром 72 мм весила 4,08 кг, из которых 700 г приходилось на ВВ и 260 г на пороховой заряд реактивного двигателя, который за время работы — 0,4 с, разгонял ракету до 160 м/с. Максимальная дальность стрельбы 750 — 800 м, эф­фективная — ок. 100 м. Вероятность поражения цели на дистанции 100 м составляла 60 %. Бронепробиваемость — 80 мм под углом от 60° до 90°.

Другим важным отличием Тип 4 от «Базуки» и «Панцершрека» стала замена электрического механизма воспламенения реактивного двигателя ракеты меха­ническим — грубым, но надёжным. Спусковой крючок был связан тросом с закреплённым сверху на заднем торце ствола подпружиненным ударником с бойком. Перед заряжанием ударник взводился и стопорился, а при нажатии на спусковой крючок тросик высвобож­дал ударник и тот, проворачиваясь на оси, разбивал капсюль-воспламенитель в центре соплового дна реак­тивной гранаты.

Из-за того, что бронепробиваемость Тип 4 была недо­статочной для поражения лобовой брони американско­го танка М4 «Шерман», на основе 70-мм реактивного гранатомёта был разработан более мощный и тяжёлый 90-мм гранатомёт, с длиной ствола 1500 и 1200 мм. Масса гранатомёта составляла ок. 12 кг, гранаты – 8,6 кг (из которых 1,6 кг приходилось на ВВ и 620 г на порохо­вой заряд реактивного двигателя). Начальная скорость гранаты 106 м/с, бронепробиваемость — 120 мм. Эф­фективная дальность стрельбы 100 м.

Испытания 90-мм гранатомёта с 1500-мм стволом со­стоялись в конце 1944 г., а в начале 1945-го обе модели (со стволами длиной 1200 и 1500 мм) были приняты на вооружение парашютистов. Однако начать серийное производство не удалось из-за отсутствия сырья.

К окончанию войны в Японии было произведено 3300 70-мм реактивных гранатомётов Тип 4, которы­ми были вооружены части, готовившиеся к отраже­нию высадки американских войск на островах Хонсю и Кюсю. В боевых действиях японские реактивные противотанковые гранатомёты не использовались. Основанные в 1954 г. Силы самообороны Японии по­лучили на вооружение американские гранатомёты М20 «Супер-Базука».

 

БАЗУКИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

За годы Второй мировой войны американская промыш­ленность выпустила 477 128 (по другим данным, вероят­но, без учёта М18 — 476 628) «Базук» всех модификаций и более 15 миллионов реактивных гранат различных ти­пов к ним. США поставили союзникам по антигитлеров­ской коалиции 21 453 противотанковых гранатомёта М1 и М9, а также 521 640 боевых (М6 А1, А2, A3, А4) и 6 340 учебных (М7 А1, А2, A3) гранат к ним.

К сожалению, достоверных сведений об использовании «Базук» Красной армией нет. Впервые гранатомёт М1 (М1 «Bazooka»), был продемонстрирован представителям советской стороны летом 1942 г. и вызвал тогда большой интерес. Однако после испытаний, проведённых в СССР в конце 1942 г., выявились серьёзные недоработки в конструкции «Базук». В первую очередь к ним относились зависимость боеготовности гранатомёта от источников электропитания и невозможность его использовать при температуре ниже -10 °С. Вполне есте­ственные для нового оружия «детские болезни», а также мнение командова­ния, что войска в достаточной степени насыщены сравнительно лёгкими 76-мм пушками с кумулятивными боеприпаса­ми, отрицательно сказались на судьбе «Базук» в СССР. И это весьма прискорб­но, особенно на фоне того, что пройдёт не больше года и среди трофеев, захва­ченных советскими войсками окажут­ся немецкие гранатомёты «Офенрор» (RPzB.43 «Ofenrohr») и «Панцершрек» (RPzB.54 «Panzerschreck»), по сути пред­ставляющие собой усовершенствован­ный вариант американской «Базуки». Ими будут воору­жаться отдельные истребительные подразделения 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов.

После окончания Второй мировой войны, в рамках оказания военной помощи, 60-мм «Базуки» попали в страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, а также поступили на вооружение армий стран НАТО, од­нако их достаточно быстро сменили более совершенные гранатомёты М20. Незначительное количество «Базук», доставленных контрабандой, а то и просто похищенных со складов, имелось на вооружении бойцов «Хаганы» и других еврейских военных подпольных организаций в Палестине. Во время первой арабо-израильской войны небольшое количество таких гранатомётов было приобретено для только что созданной армии Израиля.

В ходе Вьетнамских войн «Базуки» использовались всеми противоборствующими сторонами. Трофейные и возможно полученные из Китая гранатомёты М9 и М9А1 были у частей Вьетминя, боровшегося с французскими колониальными войскам. В незначительных количествах вьетнамские партизаны наладили кустарный выпуск копии гранатомёта М9 (М9 «Bazooka»), а в 1953 г. Вьетминь получил новые гранатомёты М20, захваченные, среди прочего оружия, китайскими «добровольцами» в Корее. «Базуки» М9А1 долгое время находились на вооружении частей армии Южного Вьетнама и полувоенных формирований, поддерживавших правитель­ственные силы. Французы ограниченно использовали такое оружие, полученное ранее от американцев, в ходе боевых действий в своих заморских колониях в Юго-Восточной Азии и Африке.

88,9-мм реактивный противотанковый гранатомет M20A1B1 и граната M28A2

88,9-мм реактивный противотанковый гранатомет M20A1B1 и граната M28A2

Последней большой войной, в которой использовались американские 60-мм реактивные противотанковые грана­томёты, стала война в Корее. Американцы и их союзники начали её с «Базуками» М9А1 и М18. Пехотная дивизия Южно-Корейской армии (ЮКА) к июню 1950 г. имела на вооружении 111 гранатомётов М9А1 и М18, американская — 81. К началу войны американская пехотная дивизия так ещё и не получила полагавшиеся ей по штату 465 гранатомётов М20. Их производство было развёрнуто только за 15 дней до начала боевых действий, и они не успели поступить в войска.

Уже впервые недели войны для южнокорейских и аме­риканских солдат на фронте сложилось критическое положение. Успех танковых атак Корейской Народной армии (КНА) был полным. В те дни южнокорейские пехотные части впервые столкнулись с «тридцатьчетвер­ками» северо-западнее Сеула. Эта встреча привела к полной деморализации этих подразделений. Мало того, что большинство южнокорейских солдат до этого никогда в жизни не видели танков, но они к тому же очень быстро убедились, что «Базуки» бессильны против Т-34-85. По­сле 15 сентября 1950 г., когда была произведена реорга­низация южнокорейских войск, в пехотной дивизии ЮКА 60-мм «Базук» не осталось.

В шоковом состоянии пребывали и американские солдаты. Главное противотанковое оружие батальо­на— 60-мм гранатомёт, оказался абсолютно бесполез­ным. Первое же столкновение боевой группы «Смит» с северокорейцами доказало это. Две пехотные роты 24-й пехотной дивизии армии США, усиленные шестью 105-мм гаубицами, под командованием подполковника Брэда Смита по приказу Макартура были спешно переброшены из Японии военно-транспортными самолётами на помощь отступающим частям ЮКА. Позиции боевая группа «Смит» заняла 4 июля к северу от Осана. Перед американцами была поставлена задача оборонять шос­се Сеул — Осан. Когда на рассвете 5 июля 1950 г. 33 «тридцатьчетверки» 107-го полка КНА атаковали бое­вую группу, единственным эффективным противотан­ковым средством оказались 105-мм гаубицы. Шестью кумулятивными снарядами, а именно столько оказалось в наличии у артиллеристов, удалось подбить два танка с дистанции около 450 м. Ещё две машины были вы­ведены из строя после попадания фугасных снарядов в их кормовую часть. В ходе этого боя американские пехотинцы безрезультатно произвели 22 выстрела по танкам из 60-мм «Базук». Это лишь увеличило демо­рализующий эффект северокорейской бронетехники. Уничтожив все транспортные средства и две гаубицы американцев, танки 107-го полка прошли дальше в тыл, оставив добивать американцев пехотинцам 4-й стрел­ковой дивизии КНА.

Горький опыт заставил американцев срочно перевоору­житься. Только теперь солдаты получили вместо 60-мм новые, 88,9-мм, гранатомёты М20, спешно доставленные по воздуху из США вместе с инструкторами.

 

«СУПЕР-БАЗУКА»

Работы над более мощным, чем 60-мм, гранатомётом начались в 1943 г. В октябре 1944 г. на основе конструк­тивных решений, реализованных в «Базуке» М18 (М18 «Bazooka»), и под влиянием немецких реактивных проти­вотанковых гранатомётов «Офенрор» и «Панцершрек», с которыми американцы столкнулись в Нормандии, появил­ся прототип 3,5-дюймового (88,9-мм) гранатомёта Т74. Увеличение калибра повлияло на бронепробиваемость оружия, которая возросла почти вдвое и составила около 280 мм. Возросла и дальность стрельбы.

88,9-мм противотанковый гранатомёт был принят на вооружение 11 октября 1945 г., и первые две его модификации получили официальные наименования М20 и М20В1. Неофициально новый гранатомёт назвали «Супер-Базука» («Super-Bazooka»). M20 поступили в войска со значительным опозданием из-за того, что после окончания Второй мировой войны потребность в таком оружии резко снизилась. Первоначально, по шта­там 1946 г., планировалось, что 88,9-мм гранатомёты поступят на вооружение только боевых подразделений, а у штабных и вспомогательных сохранятся «Базуки» М9А1. Мелкосерийное производство «Супер-Базук» на­чалось в 1948 г., а массовый выпуск наладили лишь в 1950-м, с началом Корейской воны. В 1952 г. на сме­ну М20 и М20В1 пришли новые модификации М20А1 и М20А1В1.

«Супер-Базука» выпускалась в четырёх модификациях, из которых основными были М20 и М20А1, а литера «В» в обозначении двух других модификаций обозначала лишь изменения в технологии их производства и материалах. Передние и задние части стволов были взаимозаменяе­мые между модификациями, чего не было у М9А1 и М18. У гранатомётов М20 и М20А1 дульный и казённый растру­бы, соединительная муфта, механизмы крепления обеих частей ствола «по-походному», основания выдвижной опоры и прицела крепились к стволу на болтах. На М20В1 и М20А1В1 эти детали были неотъёмными и изготавли­вались вместе со стволом.

Гранатомёты М20 и М20В1 оснащались складной двуногой сошкой и выдвижной регулируемой опорой-моноподом. Сошка крепилась под передней частью ство­ла, изменение её высоты регулировалось наклоном впе­рёд и перемещением по зубчатой рейке, закреплённой снизу под стволом. Рейка также служила для фиксации сошек в заданном положении. Металлическая трубка, в которой помещалась опора-монопод, служила деталью алюминиевого плечевого упора рамочного типа, закреплённого под задней частью ствола. Внешний вид и способ крепления сошек, зубчатой рейки и опоры мог изменяться в зависимости от модификации гранатомёта. Для удобства обращения с «Супер-Базукой» в тёплых перчатках, защитная скоба и спусковой крючок были уве­личены в размерах. Рычажок предохранителя на ранней версии М20 располагался на верхней задней поверхности рукоятки и для перемещения в положение «Safe» сдви­гался вверх, а для установки в положение «Fire» — вниз. В поздней версии М20 и у всех М20А1 рычажок распола­гался на рукоятке слева и для перемещения в положение «Fire» сдвигался вверх, а для установки в положение «Safe» — вниз.

Появление М20А1 и М20А1В1, производство которых началось уже после окончания Корейской войны, явилось следствием боевого применения М20 и М20В1. После 1953 г. модификация М20А1В1 стала основной и наи­более распространённой из «Супер-Базук».

Конструкция новых гранатомётов подверглась зна­чительной модернизации. Отказ от сошек и монопода (что практиковалось ещё на М20 и М20В1) позволило облегчить М20А1 и М20А1В1 на 900 и 450 г соответ­ственно. Однако основное изменение претерпела система фиксации и электровоспламенения реактивной гранаты. На М20А1 и М20А1В1 подпружиненная за­щёлка и контакты были заменены установленным у ка­зённого раструба специальным контактно-запирающим механизмом. Рычажок на передней стенке коробочки механизма мог переводиться в два положения: ниж­нее — «Load», когда производилось заряжание гра­наты, и верхнее — «Fire», когда «Базука» была готова к стрельбе. При переключении рычажка из нижнего положения в верхнее, защёлка входила в кольцевую выемку на стабилизаторе гранаты, а контактный шты­рёк упирался в контактное кольцо, замыкая электриче­скую цепь. Теперь, после перевода предохранителя в положение «Fire» и нажатия на спусковой крючок, мог быть произведён выстрел.

Ствол «Супер-Базуки» М20А1В1 длиной 1524 мм изго­тавливался из алюминиевого сплава и мог разбираться при переноске на две части, каждая длиной по 762 мм. Масса передней и задней частей ствола различалась в зависимости от модификации гранатомёта. У М20А1 она составляла 2 и 4,3 кг, а у М20А1В1 соответствен­но 1,8 и 4,1 кг. Общая масса также могла разниться: у М20 это 6,8 кг, у М20А1 — 6,4 кг, у М20А1В1 — 5,9 кг. Калибр у всех «Супер-Базук» был 88,9 мм. Индукцион­ный генератор электровоспламенителього устройства размещался в пистолетной рукоятке. Гранатомёт осна­щался алюминиевым плечевым упором рамочного типа и оптическим прицелом. Эффективная дальность огня по движущейся цели составляла 185 м, по неподвиж­ной — 275 м. Максимальная дальность огня до 830 м. Натренированный расчёт мог произвести 12-18 выстре­лов в минуту, однако средняя скорострельность была значительно меньше и не превышала 4-5 выстрелов. Расчёт состоял из двух человек.

Для стрельбы из «Супер-Базук» использовались ре­активные гранаты трёх типов — кумулятивная М28, ды­мовая Т127Е2 и учебная М29, а также их модификации М28А1 и А2, М30 (Т127Е3), М29А1 и А2.

Реактивные гранаты имели одинаковую длину 59,8 см и калибр 88,9-мм (3,5'') и состояли из головной части с баллистическим колпаком, соединительной муфты с взрывателем, реактивной каморы с пороховым зарядом и электрозапалом, стабилизатора. Изготовленный из алюминия стабилизатор состоял из трёх пар перьев, на которых было закреплено кольцо, служившее для удер­жания гранаты в стволе.

Различались масса гранат и их головных частей (по­следние при этом сохраняли общую для всех длину 26,8 см), а также тип боевой части и взрывателя. Главное отличие между гранатами состояло в способе крепления проводов электрозапала, что было связано с изменения­ми в конструкции электровоспламенительного устрой­ства «Базук» М20 и М20А1. Конструкция 3,5-дюймовых гранат для гранатомётов М20 и М20В1 мало отличалась от 2,36-дюймовых — один провод электрозапала припаи­вался к кольцу стабилизатора, а второй скручивался и укладывался в сопло. При заряжании провод извлекался из гранаты и подсоединялся к одному из двух контактов на корпусе гранатомёта. С появлением модификаций М20А1 и М20А1В1 в конструкцию гранат были внесены изменения. Количество проводов увеличилось с двух до трёх. Теперь один провод электрозапала (зелёный) при­паивался к алюминиевому кольцу стабилизатора, второй (красный) — к контактному медному кольцу на стабилиза­торе, а третий (синий) предназначался для проверки ис­правности электрозапала или подсоединения к контакту на корпусе гранатомёта, если гранаты использовались с модификациями М20 и М20В1.

Масса гранаты М28А2 составляла 4,08 кг, из которых 0,875 кг приходится на взрывчатое вещество Composition В (смесь гексогена с тротилом в соотношении 60/40). Значительно увеличившийся заряд кумулятивной гра­наты позволил пробивать гомогенную броню толщиной до 280 мм по нормали, что сделало «Супер-Базуку» по настоящему «убойным» противотанковым оружием. Скорость гранаты 105 м/с. Граната М28А2 окрашивалась в оливковый цвет. Дымовая граната М30 WP предназна­чалась для целеуказания и постановки дымовой завесы. В качестве дымообразующего вещества служил белый фосфор. Масса заряда 1,06 кг. Граната окрашивалась в серый цвет, на головную часть наносилась широ­кая жёлтая полоса. В обеих гранатах использовались инерционные взрыватели М404, М404А1 или М404А2. Учебная граната М29А2 внешне ни чем не отличалась от кумулятивной и дымовой (с последней она имела и одинаковую массу — 4,06 кг). Головная часть грана­ты окрашивалась в синий цвет. Наполнителем служил гипс. Учебный взрыватель М405 внешне не отличался от боевого М404.

Инерционный ударный взрыватель мгновенного дей­ствия М404 имел более сложную по сравнению с взры­вателями 60-мм гранат военного времени, конструкцию и напоминал взрыватели послевоенных 60-мм реак­тивных гранат М6А7 и Т12. Закреплённый в подпружиненном плунжере ударник взрывателя вместо чеки удерживался подпружиненным штифтом в утопленном положении. Выпадению штифта препятствовала предо­хранительная полоса, охватывающая соединительную муфту. В этом положении реактивная граната была безопасна при транспортировке и обращении. После удаления предохранительной полосы штифт смещает­ся вверх, однако, благодаря своей форме и давлению пружины на плунжер, оказывался сцепленным с ударни­ком, удерживая его в верхнем положение. Взрыватель не мог встать на боевой взвод, пока штифт находится в верхнем или нижнем положении. Когда граната за­ряжалась в «Базуку», штифт занимал промежуточное положение, в котором взрыватель мог встать на боевой взвод. В момент выстрела плунжер под действием инер­ции смещался назад, в результате чего происходило его расцепление со штифтом, а когда граната покидала ствол, штифт под действием своей пружины выпадал, и взрыватель вставал на боевой взвод. В полёте, для предотвращения преждевременного подрыва гранаты при столкновении с ветками, пружина плунжера удерживала инерционный грузик от смещения в сторону ударника. В момент попадания гранаты в цель, инер­ционный грузик сжимал пружину, и ударник накалывал капсюль-детонатор. Если выстрел, по какой-либо при­чине не был произведён, то после разряжения «Базуки» на гранате вновь закреплялась предохранительная по­лоса, и предохранительный штифт смещался в нижнее положение.

Увеличение массы 88,9-мм реактивных гранат бо­лее чем в два с половиной раза по сравнению с 60-мм создало большие трудности при их транспортировке. Во время Второй мировой войны расчёт «Базуки» из двух человек мог переносить до девяти реактивных гранат. Для этого использовались специальные сумки М6, рассчитанные на три укупорки с гранатами или жи­леты миномётчиков М1, у которых в большие карманы на груди и спине также помещалось по три укупорки. Обычно стрелок нёс 2-3, а заряжающий 6 реактивных гранат. Для 88,9-мм реактивных гранат была создана ременная система, позволявшая скреплять вместе по две укупорки и переносить их с помощью плечевых ремней. Заряжающий и подносчик боеприпасов должны были нести по две таких системы, однако использова­лись они крайне редко. В 1961 г. командование решило, что стрелок должен нести одну, а заряжающий шесть гранат в укупорках, что составляло около 27 кг. Для переноски укупорки укладывались в стандартный рюк­зак или крепились ремнями к грузовой раме рюкзака. Обычно же каждый из номеров расчёта нёс не более двух гранат.

Гранатомёты М20А1В1 оставались основным противо­танковым средством американской пехоты до середины 1960-х гг., когда им на смену пришли 90-мм динамо-реактивные (безоткатные) противотанковые гранатомёты М67 и 66-мм одноразовые реактивные противотанковые гранатомёты М72 LAW. На протяжении 1950-х гг. 3,5-дюймовыми «Базуками» укомплектовывалась вся штат­ная бронетехника (исключая танки) армии США.

С 1946 г. по 1952 г. отделение оружия стрелкового взвода американской армии располагало одной «Супер-Базукой» и лёгким станковым пулемётом М1919А6. Рас­чёт гранатомёта состоял из стрелка, заряжающего и двух подносчиков боеприпасов. В мае 1952 г. отделение ору­жия было усилено вторым пулемётом, а расчёт «Базуки» передали секции управления взвода. По опыту Корейской войны, в 1953-1955 гг. количество «Супер-Базук» в ро­тах тяжёлого оружия батальона пехотной и воздушно-десантной дивизии было уменьшено с семи до пяти.

В 1958 г., согласно концепции Pentomic (ведения боевых действий в условиях ядерной войны), отделение оружия состояло из двух лёгких станковых пулемётов и «Супер-Базуки», расчёт которой был преобразован в отделение и состоял теперь из стрелка, заряжающего и подносчика боеприпасов. Кроме того, по два гранатомёта имелось на вооружении управлений стрелковой роты и взвода оружия.

Несколько слов надо сказать о самой концепции Pentomic. Термин «Pentomic» состоит из двух слов: «penta» — пять и «atomic» — атомный. После учений, проведённых в 1954 г. в Западной Германии с имитацией применения ядерного оружия, выяснилось, что остав­шаяся со Второй мировой войны организация частей не подходит для новых условий. Было решено отказаться от прежнего деления дивизии на батальоны и полки, а сделать основной тактической частью дивизии «боевую группу», представлявшую собой усиленный батальон. Пять таких батальонов, которым предстояло действовать на широком фронте в частичном отрыве друг от друга и дали название новому типу дивизии — «пентомная». По­сле многочисленных учений в 1958 — 1960 гг. выявился ряд слабых сторон «пентомной» дивизии. Прежде все­го, неспособность вести длительные боевые действия в обычных условиях, без применения ядерного оружия. Кроме того, батальоны обладали недостаточной огневой и ударной мощью, их организация оказалась недостаточно гибкой в отношении использования частей и подраз­делений. В 1962 г. было принято решение отказаться от идеи «пентомных» дивизий.

После очередной реорганизации армии в начале 1960-х гг., в отделение оружия стрелкового взвода вхо­дило два пулемёта М60 и две «Супер-Базуки». Вскоре им на смену пришли гранатомёты М67 и М20А1В1 как средство противотанковой обороны, но уже без расчётов. «Базуки» сохранились только в управлениях стрелковой роты и взвода оружия — один и два гранатомёта соот­ветственно, но в середине 1960-х гг. и их заменили на М72 LAW. Из данных 1971 г. следует, что «Супер-Базуки» М20А1В1 уже окончательно были вытеснены противо­танковыми гранатомётами М67.

В Корпусе Морской пехоты «Супер-Базуки» стояли на вооружении штурмовых секций взводов оружия стрел­ковых рот. Каждая секция состояла из шести расчётов гранатомётов по три человека в каждом. В первой по­ловине 1960-х гг. в каждом полку морской пехоты было по 98 М20А1В1.

 

«СУПЕР-БАЗУКИ» В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ

Длительное время «Супер-Базуки» служили штатным противотанковым гранатомётом армий членов НАТО и французской армии. На вооружении противотанковых взводов таких государств Британского Содружества, как Великобритания, Австралия и Канада, гранатомёты М20 и М20А1, получившие обозначение М20 Мк I и Мк II со­ответственно, оставались до середины 1960-х гг. В датской армии «Супер-Базуки» заменили на новые 84-мм гранатомёты М2 «Карл Густав» (М2 «Carl Gustav») лишь в конце 1970-х гг. До этого по штатам военного времени в мотопехотной бригаде могло быть 132 гранатомёта. Мотопехотный батальон имел 36 реактивных противо­танковых гранатомётов, танковый батальон — 24, ар­тиллерийский дивизион — 4. Значительное количество «Супер-Базук» оставалось до 1980 г. на вооружении армии Греции. Пехотной дивизии полагалось 450 таких гранатомётов, каждому пехотному и организационно аналогичному ему мотопехотному батальону — 36. Во Франции, несмотря на разработку собственного 73-мм противотанкового гранатомёта LRAC Mle 50, «Супер-Базука» состояла на вооружении до конца 1960-х гг., когда её сменил 89-мм гранатомёт LRAC Mle F1. На вооружении португальской армии имелись как 60-мм «Базуки» М9А1, получившие обозначение m/955, так и более современные 89-мм М20 под обозначением m/952 Lanca Granadas Fogute. Некоторое количество «Базук» М9А1 и М20 португальская армия использовала против повстанцев в своих заморских департаментах в Африке. Свои варианты М20 производились в Австрии и Испании. Испанская фирма «Инсталаца» СА из Сарагосы нача­ла в 1951 г. проектирование РПГ по типу американской «Супер-Базуки» М20. Итогом этих работ стало принятие на вооружение гранатомёта Модель 53 и его модифи­кации Модель 58, на смену которым в 1965 г. пришла «Инсталаца» М65 («Instalaza» M65).

В ноябре 1955 г. генеральный директор Министер­ства обороны Израиля Шимон Перес предложил купить американские 3,5-дюймовые «Базуки». Производитель обещал изготовить партию гранатомётов за месяц, по очень низкой цене, и в июле 1956 г. 350 «Супер-Базук» прибыли в Израиль. Выяснилось, что они уступают ранее закупленным французским 73-мм гранатомётам, поэтому их передали вспомогательным подразделениям армии и территориальной обороне «ХАГМАР», а уже в 1958 г. их сняли с вооружения. В конце 1950-х в Армию обороны Израиля (АОИ) поступил новый гранатомёт израильского производства «рав-Базука» («rav-Bazooka» т.е. «Супер-Базука»), но к американской он не имел никакого от­ношения.

Китай, получив М20 в качестве трофея в Корейской войне, наладил производство этого гранатомёта. Выпу­скавшийся в Китайской Народной Республике противо­танковый гранатомёт Мод. 51 (другое название оружие — Реактивное ПТР Мод. 51) представлял собой прак­тически точную копию американской «Супер-Базуки». Образец Мод. 51 имел калибр 89 мм, полную длину 1 530 мм и массу 5,4 кг. Реактивная граната длинной 600 мм весила 4,04 кг, из которых 1 кг приходился на боевую часть, и развивала начальную скорость 100 м/с. Бронепробиваемость — 270 мм. Прицельная дальность стрель­бы — 400 м, эффективная — 185 м. Скорострельность 8 выстрелов в минуту.

Как это не удивительно, но «Супер-Базуки» присутство­вали в арсенале афганских моджахедов — захваченный нашими солдатами такой гранатомёт можно увидеть в экспозиции Центрального музея пограничных войск.

Если для 2,36-дюймовых «Базук» война в Корее стала последним крупным вооружённым конфликтом, в кото­ром они применялись, то для 3,5-дюймовых она стала успешным дебютом. Горький опыт первых недель боёв с северокорейскими «тридцатьчетверками» заставил американцев срочно сменить «Базуки». Теперь солдаты вместо 60-мм гранатомётов получили новые «Супер-Базуки» М20, спешно доставленные по воздуху из США вместе с инструкторами. Первую их партию получила 24-я дивизия. Участвовавшие в Инчхонской операции 1-я дивизия морской пехоты и 7-я пехотная дивизия так­же уже имели на вооружении «Супер-Базуки», однако в недостаточном количестве — 18 гранатомётов М20 в штурмовом взводе батальона морпехов (всего 162 «Супер-Базуки» в дивизии) и по одному гранатомёту в отделениях оружия каждого стрелкового взвода пехот­ной дивизии (всего 81 «Супер-Базука» в дивизии). Для противотанковой обороны подразделений управления и поддержки в дивизиях попрежнему предназначались «Базуки» М9А1.

С появлением «Супер-Базук» положение солдат США и ЮКА на фронте начало меняться в лучшую сторону. Первый успех пришёл в ходе боёв за город Тэджон. Пыта­ясь остановить продвижение северокорейцев, командир 24-й дивизии генерал Уильям Дин отдал приказ своим войскам занять позиции на рубеже реки Кымган возле Тэджона. 20 июля в 6 ч «тридцатьчетверки» 105-й танко­вой дивизии КНА ворвались в город. Для борьбы с танка­ми организовали специальные отряды, один из которых возглавил Уильям Дин. Пойти на этот шаг ему пришлось для воодушевления своих подчинённых, которые, при виде считавшихся неуязвимыми Т-34-85 зачастую просто бежали, не сделав ни одного выстрела. Генералу лично пришлось показывать, как надо использовать «Супер-Базуку» против танков. В боях за Тэджон 105-я дивизия потеряла 15 танков, восемь из которых были уничтожены огнём из гранатомётов М20. Уильям Дин был награждён за оборону Тэджона медалью Почёта, однако получить её он смог только спустя три года — после возвращения из плена.

Справедливости ради надо отметить, что успех американских солдат в борьбе с Т-34-85 был связан не только с эффективностью «Супер-Базук», но и с тем, что передовым северокорейским танковым подразде­лениям пришлось действовать без прикрытия пехоты, которая смогла пробиться в город только через 5 ч. К концу 1950 г. войска КНДР потеряли 239 танков Т-34-85, большинство из которых было подбито огнём гранатомё­тов М20 и авиацией.

«Супер-Базуки», помимо борьбы с бронетехникой, успешно применялись для разрушения долговременных огневых точек и уничтожения живой силы противни­ка, как в укрытиях, так и на открытой местности. Ког­да боевые действия приняли затяжной, позиционный характер и практически исчезла угроза со стороны северокорейских танков (вместе с самими танками), только 15—20% американских подразделений продол­жало использовать противотанковые гранатомёты, тогда как остальные делали это крайне редко или во­обще их не применяли. Многие отдавали предпочтение 57-мм безоткатным орудиям, которые в количестве трёх штук имелись на вооружении взвода оружия стрелко­вой роты. Превосходя «Базуку» по массе и уступая по мощности боеприпасов, безоткатное орудие имело и свои преимущества, такие как большая по сравнению с гранатомётом дальность стрельбы и более высокая точность. Кроме того, боеприпасы к безоткатному ору­дию весили меньше, а значит, их можно было больше с собой унести. При ведении боевых действий на сильно пересечённой местности Кореи это имело важное зна­чение. Некоторые подразделения предпочитали «Базу­ке» дополнительный пулемёт, другие использовали гранатомёты как средство усиления при патрулировании и проведении рейдов. К концу Корейской войны пехотная дивизия США имела на вооружении 465 «Супер-Базук», дивизия ЮКА — 258.

Во Вьетнаме 3,5-дюймовые «Базуки», как и 2,36-дюймовые до них, имелись на вооружении у всех участ­ников конфликта. Пехотный полк армии Южного Вьет­нама в 1965 г. должен был по штату располагать 24 гранатомётами. Однако добиться этого удалось только в 1967 г., когда были реально, а не «на бумаге», пол­ностью укомплектованы полки, состоявшие из 4 бата­льонов трёхротного состава. После реорганизации в 1971 г., один из четырёх батальонов полка был расфор­мирован, а его роты переданы оставшимся батальонам, численность которых увеличилась с трёх до четырёх рот. Расформирование батальона не привело к умень­шению количества «Базук» в полку. Стрелковая рота южновьетнамского пехотного батальона имела взвод оружия, состоящий из трёх секций: пулемётной (два пулемёта М1919А6), миномётной (два 60-мм миномёта М19) и гранатомётной (две 60-мм или 88,9-мм «Базуки»). Снабжали американцы «Супер-Базуками» и боровшиеся с коммунистами полувоенные проправительственные формирования. У армии Северного Вьетнама и Вьетконга «Базуки» всех типов оставались на вооружении до начала 1960-х гг., когда им на смену пришли советские гранатомёты РПГ-2.

Американцы пользовались «Супер-Базуками» только на начальном этапе войны. Армейские подразделения, как и морская пехота, редко пользовались таким ору­жием — в основном для разрушения бункеров или как средство огневой поддержки в уличных боях. Большую часть времени гранатомёты пылились на складах.

В конце 1969 г. многие катера огневой поддержки ASPB, входившие в состав 1-й ударной речной флоти­лии, в дополнение к своему обычному вооружению были оснащены 3,5-дюймовыми пусковыми установками Мк 47 Mod 0. Катера ASPB сочетали в себе мощное вооружение, хорошую защищённость, высокую скорость и решали на Меконге широкий круг задач, таких как огневая под­держка десантов, эскортирование конвоев, оборона баз, траление якорных мин. Вооружение ASPB состояло из 20-мм автоматической пушки в установленной на носу башне Мк 48, двух крупнокалиберных пулемётов в баш­не на рубке и 81-мм миномёта на корме. Катера часто довооружали ещё одним-двумя 40-мм автоматическими гранатомётами или 12,7-мм пулемётами.

Установка Мк 47 Mod 0 представляла собой два блока по четыре ствола от гранатомётов М20А1В2 в каждом, закреплённые по бокам башни Мк 48 Mod 4, вооружённой двумя крупнокалиберными пулемётами. Круговое наведение установки осуществлялось поворотом башни, вертикальное наведение на углы от -15° до +65° производилось одновременно с пулемётами.

Использовавшийся всеми сторонами в Корейской, Вьетнамской, Арабо-Израильских, Индо-Пакистанских и бесчисленных локальных войнах по всему миру, про­тивотанковый гранатомёт «Супер-Базука» получил рас­пространение, сопоставимое с тем, которое имеет РПГ-7 в наши дни.

Отдал должное этому оружию и пламенный борец с империализмом Че Гевара. В первой главе сво­ей книги «Партизанская война» он пишет: «...Один из видов тяжёлого оружия, весьма распространённый в партизанском отряде, так как оно легко транспорти­руется и управляется — «Базука». В настоящее время её может заменить противотанковая граната, которую метают с помощью ружейного гранатомёта. Естествен­но, что и «Базука» захватывается у противника. Это оружие безупречно для стрельбы по бронированным машинам, а также по открытым транспортным сред­ствам, перевозящим войска, и для захвата в короткий промежуток времени небольших казарм с ограничен­ным гарнизоном. Но следует заметить, один человек может нести не более трёх снарядов для этого оружия». И дальше, в следующей главе: «...Наиболее надёжное оружие в борьбе против танка — мина. Но в случае, когда происходит поединок партизана с танком, скажем, на пересечённой местности, можно применять с боль­шим успехом бутылки с горючей жидкостью. Мы уже не говорим о «Базуке», которая для партизанского от­ряда была бы превосходным, хотя и трудно добываемым оружием (по крайней мере, в первый период войны)». Заканчивая книгу, в приложении, посвященном «ана­лизу положения на Кубе, её настоящему и будущему», Че Гевара указывает на возможность агрессии про­тив Кубы врагов революции и даже оккупации страны и связанный с этим переход к партизанской войне. И вновь «Базуке» отводится важная роль: «Последним оборонительным рубежом повстанческой армии, этого вооружённого организованного авангарда народа, ста­нут горы. Но противнику придётся вести бой за каждый населённый пункт, за каждый дом, за каждую дорогу, за каждую высоту, за каждую пядь земли нашей родной страны. И этот бой ему будет дан великим арьергардом, каковым станет весь народ, обученный и вооружённый в соответствии с положениями, о которых мы скажем далее. Так как у наших пехотных подразделений нет тяжёлого оружия, их командованию придётся обратить особое внимание на организацию противотанковой и противовоздушной обороны. При этом единственным видом оружия определённой мощности у них будут (за исключением нескольких миномётных батарей) «Базу­ки», противотанковые гранаты, скорострельные зенит­ные пушки, мины различных типов».

Благодаря команданте, «Базуки» американского и кубинского производства (выпуск М20 был налажен на Кубе) попали в Гвинею-Бисау. В ходе своей трёхмесяч­ной поездки по Африке Че Гевара встретился с лидером местной национально-революционной партии ПАИГК (PAIGC; Partido Africano da Independencia da Guine e Cabo Verde — Африканская партия независимости Гвинеи и Островов Зелёного Мыса) Амилкаром Кабралом. После этого первая партия кубинского оружия (в том числе и «Базуки») 14 мая 1965 г. прибыла в Конакри на борту судна «Uvero».

М20 и его модификации поставлялись в Австрию, Аргентину, Боливию, Бразилию, Бирму, Кубу, Индию, Японию, Люксембург, Латинскую Америку, Марокко, Тайвань, Пакистан, Филиппины, ФРГ, Португалию, Ро­дезию, ЮАР, Южную Корею, Швецию, Таиланд, Тунис, Турцию. Во многих уголках мира «Супер-Базуки» ис­пользуются и до сих пор. В Тунисе и Марокко они про­должили свою службу в новом тысячелетии. Сухопутные силы этих стран располагали на 2002 г. 300 и 150 реак­тивными гранатомётами М20А1В1 соответственно. Есть они и сегодня на вооружении палестинских и сирийских боевиков.

(А. Кихтенко, «Оружие»)

Факт

В 1945 г. американцы не имели бомбардировщиков, способных нести атомные бомбы. Для этих целей было переоборудовано 15 тяжелых бомбардировщиков B-29, при этом с них пришлось снять все бронирование и оборонительное вооружение...

Понравился материал? Поддержите наш сайт!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
 
 
 
Танковый ас Виттман Первая мировая Лейбштандарт СС Противотанковые средства Первая САУ Стрелковое оружие Берлинский гарнизон Торпедоносцы Винтовки Второй мировой Малыш и Толстяк Хиросима Вторая мировая
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha